November 28th, 2019

Тот самый - 006. Предшкольное. Первый звонок.

1969-1970 год.  Страна ещё не в застое. Брежнев бодр, носится по стране.
Магазинные полки ещё не пусты, как при некоторых.
Страна растёт, развивается.
Отец работает в Дагестане. Строят ЛЭП на Хунзах и Советское.
Механизированные колонны идут в горы. Чтобы построить ЛЭП -  нужны дороги, инфраструктура, мосты, переезды.
Всё это строится, завозится, монтируется. Командировка длинною в год. Русские, грузины, армяне, аварцы, осетины, чеченцы.
Работают, моментами вкалывают. Я это видел, всё время. Каждый день. Иногда я просто торчал у отца на работе, играя в солдатики в кабине КРАЗа дяди Миши. Я уже рассказывал о нём. Армянин. Тбилисский. Он был невысокого роста, примерно как Дени де Вито. Худенький, маленький, но водил самый могучий КРАЗ. И водил лучше всех. Водила от бога. Бог водил.
Он умел водить всё. Даже то, что не умел или ни разу не видел. Татры, Магирусы, автобусы, тракторы, краны. Когда он злился, он почти-что ходил по кабине Краза и это всех знатно веселило. Я здорово дружил с его сыном, он мог стать кем-то вроде Месси, но тогда не было скаутов отбора, да и рост у сына был не лучше, чем у отца. Я был немного выше него.

Парни измеряли, копали, матерились, дырявили, бурили, заливали, всё время тарахтели, потом краном монтировали, всё время орали. Но ставили. Одну опору, другую, так километр за километром. Отец всё время с кем-то говорил, показывал, смотрел чертежи. В сапогах, касках, спецухах. Я в обозе. Мамка прикрывает от орлов, а то пару раз засматривались на меня. Вокруг - горы, неимоверной красоты природа. Я купался в условных тереках, под присмотром.
Люди были добры. Отзывчивы. Особенно к работягам и инженерам. Кормили вкусно, платили не жадно.
Работа работалась. В лесу не было партизан, боевиков. Были только туристы. И их базы.

Мы живём в Махачкале, на окраине города, в двух комнатах частного дома у русской, пожилой хозяйки, вдовы.
У неё огородик, сарай, куры, которых иногда давит хорёк.
Я с сестрой готовимся к школе, садик далеко, поэтому вместо садика - мама.
Чтобы как-то привлечь нас к природе -  папа привёл домой собаку. Шикарного датского дога.
Огромный как конь. Ласковый, дурной.
Недели две мы всей семьёй - в полной нирванне.
Было лето и я побежал купаться в местной канаве, где плескалась вся местная шпана.
Кусок свежего хлеба, с маслом, посыпанный сахаром. Это сникерс тех времён.
Понырял, похлебал воды из канавы. Всё как всегда, как все.

Один раз мне приспичило по малому, туалет был тогда во дворе, да ещё занят хозяйкой.
Ну, я малец смышлённый уже, раз!! -  подтягиваю сеструхин горшок и туда. Накрыл крышкой и дальше к канаве.
Вечером мама устроила допрос - писал в горшок?
Так как не первый раз -  сознался. Мама с отцом переглянулись.
- На, писни ещё раз !!! - протянули мне горшок.
Я нехотя, отошёл в угол, подчинился, чем мог.
Они туда чуть ли не пальцем. Потом мне в глаза фонариком.
Через час мы уже были в больнице.

Желтуха.

В больнице проваляли больше месяца. Там полно таких как я. Кололи болючим и не очень.
Когда я видел не очень болючее  - радовался.
Тогда не было телевизоров. Кроме львёнка у меня были только книжки. И то не мои. Заразные. Местные.
Тогда-то я и осилил первую свою книжку. Носов. Рассказы. Как парни варили кашу. Я ржал, хотя мне было грустно.

Историю про львёнка вы уже знаете.

Дога пришлось отдать.

Остаток дошкольного запомнился только парой историй.
Однажды с сестрой побежали во двор в новых заячьих шубках, ветер с Каспия бывал очень мерзким. Мама нас одевала тщательно. Мы залезли в амбар с цементом, на стройке и вдоволь напрыгались на цементной горке.
Потом вышли под дождь, потом опять в цемент. И так пол-дня. Мама спрашивала, из окна, - как дела? -  мы дружно орали - ХОРОШО !!! И заливались смехом. Нас там была куча ребятишек.
Вечером была драма.
С тех пор шубы у нас в семье - табу.

Помню мультик про советскую подлодку, которую хотели взорвать империалисты. Название мультика не найду до сих пор.
Но смысл -  хорошо запомнил. Мощный код был заложен.
Ещё помню фильмы "Горячий Орешек", "Два океана" и мульткарусель.
Расписание показов знали наизусть, заранее. В эти моменты дворы пустели.
Хотя главным нашим интерфейсом и игровой площадкой был именно двор.
Футбол модели жопа-стенка, выбивалки, классики у девчонок, альчики у пацанов. Уже позже плавили аккумуляторы и таскали карбид.
Мы гоняли ободы колёс, специальной проволокой, играли с глиной, хлюпая ею о землю, менялись костяшками и орехами.
Жрали туту с дерева, вместе с насекомыми и недозрелые яблоки, потом дико поносили и повторяли цикл.
Росли, крепчали.


И вот наконец наступило 1 сентября 1970.
Накануне меня долго моделировали, одевали в смешную серую форму. Вручили портфель размером больше меня и повели в школу.
52-я, средняя, тбилисская. На улице Павлова.

MLAD_KLASS.BMP

Была линейка, торжественное, какие-то гиганты из десятого класса вручили девчонкам банты, а мальчишкам чернильницы в мешочках. Директор зачитал речь, играла музыка из проигрывателя и пластинку всё время заедало, было ветренно.
Практически половина нашего двора -  училась именно тут, поэтому я не очень стушевался.
Начиная со второго дня, в школу я ходил один. Так делали все. Поголовно.
Я вообще не помню, чтобы в школу ходили с родителями. Только если за втыком или нагоняем. Ну или перед экзаменами.  Их тогда было много. Экзаменов.
А школа была -  святилищем. Там были все равны, даже самые крутые вне её.

Нас развели по классам, рассадили. Меня -  на первую парту, рядом с девчонкой. Я чуть не умер. И уже хотел заплакать, но учительница поняла и пересадила меня.  Я был меньше всех ростом в классе среди мальчиков и предпоследний, если считать и с девочками.
Отец был 185, мама 172. Я получился в маму, однозначно.

В классе было около 30 учеников. Примерно поровну - девочек, мальчиков. Много русских, школа была рядом с гарнизонными жилыми кварталами.
Тбилиси в то время -  был реально самый интернациональный город Союза. Очень живой, со своей атмосферой, неповторимостью, очень зелёный, комфортный, рельефный.
По дороге из школы мы всё время заходили в спортивный магазин, потом в продуктовый. Иногда покупали конфеты, нам их насыпали в огромные кульки из промасленной бумаги. Конфеты лежали в больших деревянных ящиках и продавщица насыпала их огромным совком. В спортивном мы расматривали велосипеды, угрюмые кеды местного производства, макеты мячей и другой инвентарь, самым ярким из которых был стол для пинг-понга и две вьетнамские ракетки на стене, до которых было не дотянуться. В то время все товары лежали за прилавком, зайти за который, чтобы пощупать товар, - было запрещено.
Надо было просить показать, а мы стеснялись. Просто стояли и пялились. Потом бежали домой смотреть весёлую карусель.
Ели сосиски, заминая их пюрешкой, запивали компотом или чаем с пятью ложками сахара, делали уроки под подзатыльники мамы и бежали во двор, где носились, как угорелые, до наступления темноты. Потом в окна высовывались мамы, бабушки, иногда папы, зычно зазывали нас домой, мы быстро чистили зубы порошком или апельсиновой зубной пастой и тут же засыпали, иногда прямо в одежде. И сны нам снились редко.

На удивление, школа мне понравилась. Все говорили на понятном языке, рядом всегда куча знакомых со двора, которые не давали меня в обиду. На Кавказе с детства впитываются некие правила поведения, которые формируют клановое. Наш двор был большим, многолюдным. Обидеть нас было трудно.
Я был дохликом, меня назвали Кура. Такие куры лежали в магазине "Птица" в соседнем с нами доме. Синие, тощие, дохлые какие-то. Во дворе часто надо мной подшучивали. Но вне двора - я всегда был под его защитой.
Появились друзья, товарищи. И я опять оказался за партой с Маринкой. Она была последней по росту сразу после меня, когда наш класс строили на физре.


Найдите меня:)


MLAD_KLASS_02.BMP
__

Почему?

Друзья спросили, почему?
Поясню своё решение.
Но для начала отвлечённое.
Срача на удивление мало. И отфрендов тоже. Хотя возможно не все ещё проснулись или дотянулись до ленты.
По мере движения, сюда подтянутся и персонажи:)

Я рад, что не ошибся во френдах, хотя до сих пор не люблю само это слово.


Теперь о важном.

Начну издалека.
Существует такое мнение, что современное общество не оставит следов, мол - всё в цифре.

Поясню почему это не так.

То, старое общество, оставляло следы определённого рода - архитектура, артефакты, культура.
Так было всегда. Столетиями. Камень, дерево, плёнка, бумага, чернила. Многое из этого рушилось, пропадало.
Сегодня всё тоже самое как и всегда, плюс  - ещё и в цифре.
Мало того, прошлую культуру сохраняет и в некотором смысле популяризирует именно цифра. Тем более историю.

У меня есть близкие, друзья, в реальном мире, но сетевые -  не менее ценны для меня.
Потому, что то общение, то взаимодействие, тот контакт с людьми разных стран, городов, национальностей, культур и обществ, которое нам подарил интернет и новые технологии коммуникации -  есть огромное богатство. Мы создали наш коллективный Разум, Облако, которое нужно и можно наполнять прогрессивным. Именно это облако станет источником движения вперёд, позволяя избегать ошибок и проблем.
Очень ценю дружбу со всеми, не буду специально называть имён, чтобы не обидеть кого, не назвав:)))

История -  важная часть самоопределения человека, семьи, народа, рода, общества,  и -  огромная часть культурного движения, которое в свою очередь является неотъемлемой частью прогресса человечества. А самая главная часть истории, на мой взгляд - Хронология.

Именно сегодняшнее общество оставит наибольшее количество следов, так как фиксируется, хронологически,  десятками, сотнями тысяч регистрирующих узлов. Дневники, блоги, ленты, скриншоты, архивы, базы -  всё это хорошо охватывает состояние общества, а уже потом перекладывается в прикладные артефакты, такие как приборы памяти, хранения и т.д. И тут -  знакомые нам металл, камень, бумага, плёнка, кристаллы и т.д.
По сути, технология дополнена цифровым, а не замещена.

Проблема в другом.

Я в сети много лет, с самого начала. И с удивлением обнаруживаю, ежедневно, что несмотря на обилие возможностей, на легкодоступность технологий, в нашем коллективном облаке, в этом коллективном Разуме - т.е.- интернете и его архивах - абсолютно недостаточно контента, отражающего пути и маршруты жизней миллионов, даже я бы сказал десятков и сотен миллионов людей, которые ВСЁ ЕЩЁ живы. Я уж не говорю о тех, кого уже нет.
А многое из того что естъ -  является или инструментом пропаганды или дешёвым фейком, состряпанным по тем или иным причинам или мотивам.

Цифровой мир в огромной своей доле -  это хранилище данных современного общества, молодой его части.
Или архив наработанного человечеством, но отполированном им же.
И ТУТ -  надо понимать ВАЖНОЕ - художественные произведения, кино, театр, музыка, книги, даже документальное кино прошедших лет и эпох -  всё это было не совсем хронологией, так как подвергалось или цензуре, или редактуре, просто художественному вымыслу.  Было ограничено хронометражем, объёмами, просто бюджетом. Кино - приукрашено или наоборот.
Книги - редактированы. Зачастую в этом играла роль политика, подчинённость, зависимость от того или иного. Причём это касается не только архива СССР, но и всего мирового.
Например, я, человек который родился и взрослел в СССР -  не могу составить объективную картину по артефактам того самого СССР, а тем более по тем срезам, которые основаны на фейках или инструментарии пропаганды, политической возни и т.д..
Она, эта картинка,  не сходится с той, которая в памяти. Не совсем полная, зализанная, зафильтрованная.
И это понятно. Книги печатались и издавались не всеми, дневники не публиковались, лент не было. Была массовая культура, но подвергающаяся определённому воздействию и ограничениям.
Именно это стало предпосылкой того, что Интернет в первую очередь родил Блогосферу.
Блогосфера -  и есть Хронология. Хронос. Штука -  сохраняющая время, воспоминания, срезы. Фиксация путей и маршрутов жизни конкретных индивидуумов.
Но в этой самой блогосфере - невероятно мало дневников и воспоминаний целой страны, целой эпохи.
Нас было 300 000 000 человек.
В ленте у меня от силы десяток, который готов писать срез той эпохи. А те кто пишет - единицы.
Тут возникают вопросы. Почему так? На этот вопрос я ещё отвечу.

Или

Зачем писать?

Я уже ответил.
Это - необходимое условие прогрессивного развития - упор на свою историю как стартовый импульс движения в будущее.

Поэтому, в рамках публикации своей работы, которой я занимался последний десяток лет -  я решил создать и свой срез истории, зафиксировав его в нашем облаке.
Возможно я допускаю ошибки, неточности, но я стараюсь быть искренним и просто фиксирую то, что до сих пор содержит моя память или дневники.
Возможно это поможет кому-то или хотя бы как-то заполнит пустующие ниши.

Надеюсь на понимание.

Тот самый - 007. 52-я средняя.

Найти меня и Маринку уже легче:)))



KLASS_52____


Расскажу, как была устроена школа. На примере моей.

Вся школьная страна ходила в обязательной школьной форме.
Это дисциплинировало учеников, сглаживало социальное неравенство, особенно в младших классах, где закладывается основное, а главное -  обеспечивало работой целую индустрию - предприятия пошива, ресурсное. Огромное количество фабрик и людей -  всё это работало на школу. Именно поэтому я всегда за форму, особенно в младших классах.
Школа создавала тысячи рабочих мест, десятки, если не сотни тысяч. Школа давала основы, они - закладывали уже кадры, эти кадры строили, производили. Так работала система, в которой были ошибки, кривизна, дисбаланс, но она работала.

Идеология страны и правящей, единственной кстати, партии, несмотря на обилие ошибок, уходов в глупое, несмотря на кучу недоработок - всё ещё декларировали образование как главный базис будущего. Это было самым главным достижением СССР. Приоритет образования над всем остальным. Наука - как главный инструмент прорыва в будущее.
И я его застал.
Возможно был бы более счастливым, если бы не застал, следуя принципам Драгунова:))) Но это уже философия.

Несмотря на все проблемы, разбалансы, нехватки бюджетов и т.д. -  эта формула работала, пусть даже не везде, пусть не всегда и полностью успешно, пусть местами даже декларативно.  Но работало. Буксовало местами, но ползло вперёд.
А главным фундаментом этого фундамента - была обычная, советская, средняя школа.
Которых были десятки тысяч по стране и которые были единым организмом. С едиными правилами и даже единым ВКУСОМ СОСИСКИ, а  главное - вкусом этой великой школьной КОТЛЕТЫ и коржика. От Калининграда до Петропавловска. От Якутска до Ташкента, от Мурманска до Батуми. Позже, этот принцип нам преподнесут как ноухау в Макдаке и кучи людей удивлённо скажут -  Вау !!!!

Существует мнение, что мы были армией клонов.
Это не так.
Каждый из нас стал тем, кем стал. Мы индивидуальнее чем кто-либо. Мы - очень разные.
Но единая платформа заложенная именно той школой - заложила единый фундамент, часть которого -  мораль, совесть и дух, формируют и сегодня наш мир или миры. Моё поколение - несомненно самое образованное поколение в истории человечества.
В среднем, я имею в виду. Но возможно и самое несчастное, так как попало в жернова краха политических и социальных систем.

Именно наше, моё поколение, дало миру главное на сегодня -  Интернет и Сеть.
И возможность стать РОЕМ.
Именно это образование и это поколение подарило миру то, что является гордостью технического прогресса планеты.


Образованию отдавалось и уделялось огромное количество внимания, времени и ресурсов.
Учителя росли в мастерстве, к концу 70-х -  школа была высочайшего уровня, несмотря на некоторый материальный урон, который был следствием ухудшения экономики. Не везде стены были подкрашены, трещины заделаны, паркет начищен. Некоторые здания были в аварийном состоянии, не всегда хватало бюджетов или ресурса.
Но везде были знания, которые иногда даже упёрто вдалбливались, даже в самые непокорные головы. И не заменялись эрзацем.
В моих школах, где я учился -  не было дедовщины, свойственной некоторым современным, была относительно высокая дисциплина и уровень обучения. Такой уровень сегодня встречаешь только в частных или привилегированных школах.
Я могу сравнить уровни, у меня дети и перед лицом -  стандартная немецкая школа.
Современные школы помогают детям становиться личностями, возможно это неплохо. Это даже очень хорошо.
Но они дают намного меньше знаний.
Существует мнение, что знания и не нужны сегодня, так как это всё способны взять на себя наши маленькие помощники.
Уже мол взяли. Смартфоны, машины, приборы, сеть.
С одной стороны -  это именно так.
Но есть другая сторона медали.
Знания впитывают не для того, чтобы создать их архив, а для того, чтобы расширить операционные возможности всей расчётной системы нашего Разума. Эти знания дают не мастерство и квалификацию, которые можно наработать и другими методами.
Они дают возможность учиться самому учению.
Образование ценно не своим дипломом или квалификацией будущего специалиста, а тем, что готовит человека уметь учиться. Самому.
Уметь впитывать необходимое.
Чем больше объём впитываемой информации, а особенно знаний -  тем шире возможности операционной системы конкретного Разума.
Это как заученные гаммы в музыке. Они не учат самой музыке, они не сделают вас блюзменом, джазменом, классиком или гитаристом или пианистом. Но они дадут гибкость и скорость пальцев, которые в свою очередь - есть прикладная основа самой музыки, ими наигрываемой.

Я застал ещё серую форму, немного напоминавшую серую форму нашего врага в Великой Отечественной.
Примерно с середины 70-х в школах стремительно ввели новую, так называемую "московскую"  форму.
У мальчиков она была синей с шевроном..
У девочек почти не изменилась. Красивые банты и всякие рюшечки -  были единственным украшением девчонок. Помимо самих девчонок:). Ещё была летняя форма, на югах. Шорты и сорочечки.

На этой фотке мой класс в летней форме. Примерно четвёртый класс.

KLASS_4__52_



_

Стандартная, советская школа. Примерно 3 или 4 класса на уровне, всего 10 уровней. Я попал в третий из трёх. Он назывался 1В
В каждом классе, в зависимости от города - от 20 до 40 учеников. В среднем около 30. Это хорошо заметно по бесконечным школьным классным фотографиям, которых полно в Сети.
В школе было столько классных комнат, сколько самих классов. Ещё отдельные кабинеты физики, химии, астрономии, рисования, обществоведения и т.д. Весь верхний этаж был занят спортзалом и актовым залом, они делили здание пополам.
Неплохой по тем временам спортзал с волейбольной сеткой и баскетбольными щитами. Набор инвентаря, козлы, маты, настенные лестницы, канаты и т.д. Физра считалась важным и обязательным предметом.
Каждый урок физры начинался с построения и расчёта на первый второй. Потом бегали, прыгали, играли.
В актовом зале стояло пианино Беларусь и кабинетный рояль чешской фирмы. Но он всегда был накрыт чехлом и к нему не подпускали. Набор каких то инструментов, пожалуй всё. В актовом зале проводили уроки пения, собрания, родительское.

В классной комнате было три ряда двухместных парт, в каждом по пять, или до семи, парт.
Откидывающиеся крышки, "бардачки" как у Москвича, прорезь для чернильницы.

Хочу отметить, особо.
Я застал время, когда писали перьевыми ручками, а шариковые были запрещены, хотя уж появлялись кое-где.
Причём перьевые со сменными перьями и макаемые в чернильницы, а не авторучки с наполнителем, и которые, мы, как правило носили с собой.
Так называемые невыливашки из которых постоянно выливались чернила. Это придавало  и партам и нашим формам определённый вид:)))
Одним из главных уроков первых, так называемых младших, классов -  было правописание, содержащее и раздел каллиграфии.
Если мне не изменяет память -  примерно до четвёртого класса нас учили не только читать и писать, но делать это разборчиво, красиво.
Младшие классы снабжались специальными тетрадками, с пропечатанными шаблонами.
Для понимания -  это как сетка третей для хипстера в видоискателе или на дисплее его кэнона.
Что меня бесит в современном обществе и молодёжи -  так это херовый почерк практически у всех, поголовно.
Ощущение, что писала обезьяна, а не человек или медик, где так принято изначально.
И в некотором смысле это так. Но это уже к Дарвину и министрам образования.
Я всегда был, есть и буду за уроки каллиграфии и провописания, причём -  объёмных.
И я за возврат в школу науки. Полноценным объёмом, даже больше.


Самым крутым местом считался ряд у окна, можно было смотреть в него как в смартфон сегодня. Особенно блатное было - последние парты в ряду у окна. Многие учительские места были тоже у окна, поэтому самое ненаблюдаемое учителем место было сзади, у окна.
Я так и не посидел там. Меня всё время сажали на первую или вторую, обязательно с девчонкой, обязательно на глазах у учителя.
До 1975 года я сидел рядом с Мариной на самой первой в среднем ряду, иногда на второй.  Градация рядов в глазах учителей отражала успеваемость. Потом меня пересадили к одному оболтусу на, аж, четвёртую, чтобы я на него позитивно влиял - я был хорошист и паинька.
Получилось наоборот. Но об этом - позже.

В классной комнате, сзади, стояли два шкафа с набором разного ( глобус, скелет, карты), между ними - вешалка.
Впереди -  школьная доска, карта мира и учительский шкаф с разным добром.
В кабинетах физики и химии были практически настоящие лаборатории с кучей разных вещей, ценность которых я понимают только сейчас.

В подвале здания была столовая/буфет, и кладовка, где хранилось разное добро.
В столовке - стандартный советский набор блюд -  главным из которых были сосиски. Их варили в несливаемом, постоянно дополняемом бульоне, в котором помимо сосисок плавала их оболочка. Сосиски постоянно варились, вылавливались, докладывались.
Обед в столовке обходился от 10 до 20 копеек. Сосиска или котлета, булочка, компот, коржик, иногда кисель, если не было компота. Коржик стоил 8 копеек. Примерно столько же котлета или сосиска.
Проезд в метро и на автобусе стоил тогда 5 копеек, на троллейбусе - 4. Стакан газировки с сиропом  - 3, без него - 1, если сильно стукнуть по месту монетоприёмника - то и бесплатно.
Отец тогда зарабатывал примерно 240 рублей, мама до ста, бабушка рублей стопятьдесят. Были премии, на них покупалось дорогое.
Например помню как купили полотёр.  Такая интересная машинка, на которую я становился и катался по квартире.
Полы натирались мастикой, как правило они были паркетными. Полотёром доводились до блеска.
Мы жили в достатке. Папа был идейный, романтик, из поколения шестидесятников. Наука, техника, культура.
Вступил в партию ещё до Египта.  Зарплата была выше, но партия снимала взносы.
Отец любил музыку, неплохо играл, пел, особенно любил Армстронга, Петерсона, Бейси, Гиллеспи и лёгкий джаз, свинг.
У него была гитара, ещё со времён его поездок на целину, студентом. Красная семиструнка. Она потом сыграла роковую роль в моей судьбе.

Я всё ещё был щуплым, дохлым. Меня таскали по врачам, были проблемы с железами. Я плохо рос. Физически, не мозгами.
Кололи витаминки, бабушка пихала в меня рыбий жир и всякие полезности, как стандартные, так и народные, а когда я температурил -  натирала меня вонючим козьим чем-то...Она хранила это вонючее в банке из под монпансье. Возможно это слово тронет пару струн внутри друзей.

Летом меня усылали на три недели в пионерский лагерь или в детский санаторий в Манглиси, а остаток лета, каникулы то были почти три месяца,  мы проводили на ведомственной даче в Кикети. О Манглиси и Кикети я напишу отдельно. Для меня это был рай на Земле. До сих пор самые тёплые воспоминания. Именно они придали тогда сил.
Именно в Кикетах, на тропинке от нижних дач к кинотеатру, в лесу, ночью 1979 года я в первый раз встретил Зонд. Второй раз я контактировал с ними через год, в 1980.
Именно тогда и началась история Артёма Драгунова. Видимо, тогда я им и стал.


___

На фотке  поток ( так называлась смена санатория) детского санатория в Манглиси. Найти меня уже легче.
Я начал заниматься спортом, чувствуя, что надо становиться крепче.
Гугляните Манглиси. Очень интересное место и история.

Scan0549

Тот самый - 008. 1970 - 1974. Начало пути.

Я мог бы вытянуть из  памяти весь этот период, по дням, я научился это делать.
Но эти годы были не особо примечательными с моей точки зрения.
Мы были октябрятами. Можно гуглянуть, кто не знает что это такое.
Всё было так, как в головах у миллионов моих сверстников.


Когда прошёл первый шок от школы -  всё устаканилось и приняло цикличный характер, что очень гармонирует с моим характером.
Утром школа, днём уроки, вечером - двор. Когда было дождливо - я сидел и играл солдатиками, выстраивая армии под обеденным столом и штурмуя кушетку, так назывался топчан, лежак, диван без спинки:)))
Я очень хотел стать офицером, очень мечтал быть лётчиком, боевым. Аж до дрожжи.
Знал наизусть все книжки, особенно Историю русского флота и Историю войны 1812 года.
Названия редутов, наименования полков, цвета штандартов.
Но здоровье не способствовало исполнению желаний.
Когда ел невкусное, представлял что в окопе и на нас катятся Тигры, и бьют по нам прямой наводкой, а  нам нужно подкрепиться, иначе не поднять противотанковое. Или я в Ленинграде и на окне блокадный воробей и падающий мессер.
И ел.
Я и сейчас так ем. Гречку например, которую до сих пор не очень люблю.
Но всё равно. Часто болел.



Четыре парня из моего класса -  жили в моём дворе. Остальные -  поблизости. Это уже сближало.
Мы вместе проводили время, слушали Бременских музыкантов, смотрели диафильмы у Олега, учились ездить на велосипедах, тут мастером был Шурик Сычёв. Он хорошо играл и в футбол. Футбол в Грузии в те времена -  был почти религией. Играли здорово и почти все.
Всё больше сближался с соседями по дому -  сыновьями близких друзей моей семьи - Сашей и Вовой.
Саша был на год старше и учился классом выше, Вова на два года младше, но бойкий и умный не по годам. Мы целые дни проводили вместе. Я до сих пор считаю их братьями. Мы ими и были.
В нашу "банду" входили почти все ребята нашего возраста, примерно до двух дюжин человек. По сути - две футбольные команды, которые каждый день играли друг против друга, а потом шли в ближайшее кафе,  вместе поедать пончики, запивая лимонадом или томатным соком.
Иногда нас баловали молочным коктейлем. Молочный коктейль с тархуном. Вещь.

По дворам, с весны по осень - ежедневно ходил мороженщик. В белом фартуке, поварском колпаке, с ящиком наперевес. Там, в этом пластиковом ящике бежевого цвета со смешным переводным волком из "Ну Погоди" на борту, в искусственном льду, лежали шоколадные батончики по 28 копеек или вафельные или бумажные по 15 или 20.

Мороженщик орал зычным голосом - МАРОЖНИИИИИИИИ....   МАРОЖНИИИИИИ.

Из окон высовывались мамы и кидали своим детям мелочь, завёрнутую в обрывки газет. Дети выстраивались в очередь, потом сидели на бордюре, который в Питере назвали бы поребрик и лизали это мороженое, которое быстро растекалось по довольно грязным рукам. Летом весь двор был в пятнах тутовника, десяток деревьев рос в самом дворе и куча - вокруг. Было два ореха, довольно крупные деревья. Орехами мы играли в игру, напоминавшую игру в шары у французов.
Поребрик разделял двор на проезжую часть, где мы играли в футбол и на садовую - там была беседка, гаражи, стол для пинг-понга и виноградник  с садиком, которые организовали сами жильцы.

Многих интересует проблема языка.

Тбилиси в то время был двуязычным городом. И хотя основным языком общения был грузинский, русский понимали ВСЕ, абсолютно все, а говорили на нём - наверно -  четверть населения. Проблем общения на языковом уровне не было.
Не было дикого национализма, хотя кухонное, потайное - по мелочам возможно и было.
В городе находился штаб Закавказского военного округа и штаб пограничников - квартировало множество частей вооружённых сил СССР. В Грузии и в Закавказье проходили службу сотни тысяч русских и нерусских ребят.
Не знаю как сейчас, но не угостить солдата сигаретами в Грузии считалось грехом. Солдаты иногда выходили на обочины и угощались. Причём не только сигаретами.
Позже политика и криминал вышли из под контроля и всё это рухнуло.

На тот момент в Грузии была нормальная, человечная жизнь, минимум  криминала.
Оружие мы наблюдали только в телевизоре, в кино и на редких парадах. Даже не все милиционеры были вооружены.
Город жил спокойной, размеренной, местами весёлой жизнью.
Платаны, дореволюционное и  сталинская архитектура -  это то, что я выделил бы особо. Именно они делают город - обалденным.

Грузия была любимым туристическим направлением.
Проблем нынешнего уровня не было и в помине.
Мама до сих пор живёт там, говорит только по-русски и ни разу не была кем-то обижена.
Вся эта шумиха, срач вокруг языкового, национализма  - всё это искусственное.
Инструмент политики, который просто - отмычка под передел собственности.

Я рос русскоговорящим и только, отец вообще не говорил по-грузински дома.
Всё моё детство и юность я был окружён дружбой, заботой и теплотой. Хотя примерно тогда понял что изучить грузинский - не помешало бы. И я начал его учить, чтобы теснее общаться с друзьями, а их становилось всё больше.
Это довольно просто, изучить язык, если ты в окружении носителей языка, да ещё в школе были уроки, и вокруг - целый мир.

Из главных развлечений на то время были:  - походы на стройку метро или корпуса медицинского, футбол, смотрели как старшие пацаны играли пинг-понг на столе, который кто-то из взрослых соорудил из двух облицовочных плит, стыренных где-то, подозреваю, что на вечной стройке медицинского корпуса. Бродили по крышам. Скакали на крышах гаражей. Играли в выбивалки. Просто сидели на лавочках и дурачились.

У меня уже образовалось несколько коробок с солдатиками, на один из новогодних праздников мне подарили паровозик Пико с кучей прибамбасов. Парк игрушек был небольшим, но достаточным -  робот, машина-кран, дюжина боевой техники, модели, несколько коробок пластиковых или металлических солдатиков, паровозик и пара наборов конструкторов, железных.
В то время увлёкся спортом, начал собирать стикеры, они были редкостью. Первым был Селтик и Интер. С тех пор и люблю эти клубы. Ещё в магазинах стали появляться модельки машин. Москвич, Волга и даже импортные, Феррари, гоночные.
В личной библиотеке уже присутствовали "Волшебник Изумрудного", собрание сочинений Носова, включая Незнайку на Луне, Жюль Верн, Марк Твен и т.д. Эти книги до сих пор считаю  фундаментальными.
Родители подарили "Историю русского флота", "историю Отечественной войны 1812 года", и пару иллюстрированных книг по географии. У меня была книжка "Контики" на грузинском языке, и я её прочёл, изучая язык.

Главным приключением было залезть на крыши гаражей, потом на стену, отделявшую двор от территории психиатрической больницы и смотреть на это таинственное. Территория больницы была довольно обширной, несколько корпусов. На некоторых - решётки на окнах, похожие на тюремные. По двору ходили мрачные бритые люди в странных облачениях. Мели двор огромными мётлами. Саша загадочно смотрел на нас и шептал: -  мётлы у них летучие !!! Потом ржал, наблюдая наши испуганные рожи.
Разумеется о больнице ходили легенды, полные мрака и тайн. Жуткое место, которое почему-то привлекало нас.
Редко, по ночам -  там кто-то орал. Это нагоняло страха и жути.

Зимой, раньше, часто выпадал снег, мы строили горку и ловили снежный кайф.
Пару раз даже заливали катки и играли в хоккей. Кидались снежками в "психов" за Стеной.
Эта стена была чем-то вроде  стены в Играх Престолов. Она разделяла два мира, о сути которых я тогда не думал, но сами эти миры - уже наблюдал.

Телевизор всё ещё был чёрно-белым, в нём родители смотрели "Кабачок 13 стульев" и смеялись, а мне было непонятно, нудно.
Я потому и не люблю тех актёров, которые там снимались.
Уже тогда в нём, в телевизоре,  были те, кто и сейчас.
Зато я обожал "четырёх танкистов", карусель и "А ну-ка девушки, или парни".
Возможно я путаю и это было чуть позже, но сути не меняет.
Всё что сегодня показывают в разнообразных шоу -  это всего лишь римейк того, что я уже видел в детстве.


Примерно в этом возрасте, мы уже совершали вылазки в другие районы города.
Свой знали наизусть.  Дружили дворами. Иногда соперничали.  В Тбилиси это называется "убан".
Были первые драки, становление, крысы, загнанные в угол. В  строящихся тогда домах был мусоропровод.
Что по сегодняшним меркам - не совсем гигиенично. В мусоропроводах обитали крысы, не везде, но иногда, что не мешало заходить туда и пить воду из крана, предварительно "очистив" его рукой.

Ходили с родителями на озеро Лиси или Черепашку, брали лодки, катамараны, часто ходили в зоопарк, он был отличным.
Это я понимаю только сегодня, сравнивая со штутгартским и мюнхенским, которые офигенные. Но для того времени -  тбилисский зоопарк был грандиозным местом. Мы проводили там весь день.  Позже, нашли дыры в заборах и лазили бесплатно, хотя вход стоил копейки. Клёвое место. Как Черепашье озеро или озеро Лиси. Как и цирк на холме, как и стадион Динамо или Локомотив.
Именно на Локомотиве я смотрел с папой Саши и Вовы свой первый матч в жизни.. Играли Арарат против Динамо.

С большой горечью наблюдал катастрофу в тбилисском зоопарке во время наводнения.

На проспекте Важа Пшавела начали строительство метро. Открытым способом. Но до этого город посетил Брежнев и его кортеж проезжал по проспекту и я махал ему с тротуара у нашего дома, мимо которого он промчался в кабриолете.
Он мне махнул в ответ и улыбнулся. Именно мне, меня держала на руках мама, чтобы я лучше видел, хотя я уже был не таким лёгким. Все соседи видели это и были в шоке. Недели две только об этом и говорили. Брежнев махнул рукой Куре !!!!

Бабушка называла меня Гиви, этим именем начали называть и во дворе. Так из Георгия, я стал Гиви.
Я ненавидел своё прозвище и не любил своё имя, но свыкся. Меня иногда обижали, но не дерзко, не опасно.
Саша и Шурик воспитывали меня, учили как постоять за себя. Я по прежнему был шуплым, дохлым, застенчивым.
Но друзья у меня - были и почему-то хорошо ко мне относились и я долго не понимал почему.
Иногда мне казалось что меня просто используют, но были времена, когда это было исключено, а они всё равно были рядом.
Друзья были крепкие и надёжные. Я увлёкся спортом, начал подтягиваться и играть в футбол, бегая километрами, мне было легко бегать. Иногда я бегал к квасной бочке, от моего дома до самого начала проспекта. Бочка стояла именно там. Выпивал кружку за три копейки и бежал обратно. Мы сделали это соревнованием. И полдвора гоняло туда сюда.
Там довольно далеко:))) Можно гуглянуть:)))

По дороге из школы домой, мы с моим одноклассником Павликом заходили в магазин и если были деньги -  покупали ириски или яблочное пюре в банке, которая делает "ПУК", когда её открываешь. И ели по дороге, выскрёбывая  пальцами..
На углу улицы Павлова, на дороге, ведущей в район Ваке, стояло кафе, там продавали пончики, пирожки и томатный сок.
Я за свою жизнь выпил там тонны этого сока и сожрал тонны пирожков и пончиков.


___________________

Анонс будущих выпусков "Тот самый"

Как становился грузинский рокендролл. Лучший на то время в СССР. Моя первая гитара.
Какое отношение Тёмка имеет к Кикабидзе.
Я и армия. Недоразумение, которое до сих пор - тайна. Отдельный батальон химической разведки на пороге первой крупной войны. Как я ходил на войну.
Грузинский истэблишмент, и кто погубил Грузию?
Как я защищал Телевидение, стал бойцом Мхедриони и штурмовал Дом правительства.
Крах СССР.
Бандитская Москва, пуля в лодыжке и почему развалился концерн Эрлан.
Здравствуй Ромашка. Как я торговал сникерсами.
Бог, церковь и почему она теряет овечек.
Эмиграция, нелегал в Европе. Здравствуй дедушка Мороз.
Как я был посудомойкой в штуттгартской пивной.
Курды и их подполье в Европе.
Штуттгарт и переплётная мастерская. Как я стал пролетарием.
Анархизм и коммунизм. Как я стал леваком.
Сеть и первый собственный комп.
Новое начало. Империя Лео Кирха.
Да здравствует диктатура. Как я стал правым консерватором.
Блогосфера и чэннелинги. Как создавался трэнд.
Тунгуска и новое начало.
И т.д и т.п.

Тот самый - 009. 1973 - 1975.

У Маринки погиб отец. Обстоятельства были засекречены. Он был офицером. Командировка.
Класс пятый или шестой.
Это было первое тревожное в моей жизни.
До этого я не сталкивался со смертью или горем так близко.

Мы с пацанами часто наблюдали разные похороны, они не были редкостью. Но близко - не сталкивались.
В Грузии такие обычаи, что похороны трудно не заметить. Пронос гроба по улице, процессия, то, сё.
Народ шушукается. Потом застолье, иногда даже песни.
Застолье в Грузии всегда. Даже если беда.
Главная фишка грузин в том, что они - народ кайфа. Близко к грекам. Ну и ленивого созидания, неторопливого, но всё же.
И главное -  это застолье. Это смысл жизни в этих краях, как бы не отбрыкивались сами люди.
Я участвовал в тысячах застолий. Практически ежедневно, особенно когда был студентом. Это отдельная планета. Требующая подготовки. Но только ради этой черты -  грузинам можно простить всё остальное.
Добрый, весёлый, кайфовый народ, который иногда подпадает под хитрое влияние и не всегда думает в первую очередь. Но всегда очухается, исправит ошибки и по этому поводу -  МРАВАЛЖАМИЕР. И поехало. И полилось, и понеслось !!! И снова лажа и снова срач, потом мир, киндзмараули, гордыня, самолюбование, беда и поехало.....
И снова по циклу.
Если бы я был диктатор, я бы запретил в Грузии политику и партии. И там сразу бы образовался рай.
Отличная иллюстрация к этим словам -  кинофильм "Не горюй". Это гигантский фильм, полный символизма, иронии, добра и тепла.

Хотя я не прав.

Нельзя применять психотипы индивидуумов под народы или корпоративное, коллективное.
Я знал кучи грузин, которые ими не были, и знал чистых русских - которые были больше грузины, чем самые ярые грузинские националисты.
Среди русских есть и евреи и немцы и татары и даже японцы. Я про психотип, не про кровь или внешнее.
Народ нельзя назвать добрым или хмурым, умным или глупым. Это просто компиляция, сублимация кучи характеров и судеб, которые просто говорят на одном языке и проживают возможно рядом. В остальном -  это такой же разный набор как и везде.
Я знаю немцев -  которые абсолютные русские. И знаю русских, которые - немцы, даже очень немцы.
Поэтому -  я говорю просто бытовым языком, в смысловом же - перестал оперировать понятием народ.
Прожив кучу лет там, там и там -  я понял -  что слово народ -  оно просто как папка под файлы или говоря более модным языком -  контейнер контента, с общим расширением. А внутри контейнера может быть всё что угодно -  библия и порнуха, серп и молот и иконки, тексты о возвышенном и пошлые анекдоты.

Я немного подрос, окреп. Уроки Сашки не прошли бесследно.
Оболтус, к которому меня подсадили - стал моим лучшим другом. Айсор. Ассириец. Они - христиане в большинстве своём, но говорят на арамейском, языке Христа, и считают себя хранителями всякого. Имя не назову, но парня видно на фотках класса.
Был крутым, да.
Он научил меня не выбрасывать хлеб, не обижать девчонок и бить первым, если какой сука переступил границы.
С моей комплекцией это было сыкотно, но я попробовал разок, потом другой. Получилось.
К седьмому классу я уже был знатным хулиганом с поставленным ударом, тренированным телом.
Все проблемы были решены. Кроме проблемы прозвища. Оно бесило. Кура. Ударение на у.

4A_KLASS_IA_I_HUGO.BMP




Двор жил приятной дворовой жизнью. Раз в год у нас был праздник дома, двора, мы украшали его флажками, которые вырезали девчонки, потом играли в шахматы, турнир, организовывали спортивное, соревнования, а взрослые - сооружали чан со сладостями и привозили детей из детского дома, такие случались, хотя немного.
Был реальный праздник.
Вот на фото момент, когда я и парни вешаем флажки. Меня узнать уже совсем легко.

Scan0545



Жизнь текла своим чередом. Один раз Гио Пиолия, брат моей одноклассницы, которые тоже жили в нашем доме -  запер меня в могильном ящике. Там во дворе кто-то приготовил такой железный ящик, для кладбища, под хранение разных инструментов по уходу. И оставил во дворе. Похожий на современные мангалы.
Я долго возился с ним, залез внутрь, а Гио меня запер проволокой.
Я целый день лежал в нём, орал, охрип. Пока меня случайно не нашли. Мама бежала к его родителям, я остановил её, пошёл сам и дал ему в нос. Он мне, я тогда трахнул его по колену, больно. Он сказал: -  мир, и мы помирились. И стали друзьями. Когда вы увидите фотку где он и я рядом -  вы поймёте, почему тот удар в его нос был для меня подвигом.
Спустя годы, он околачивался около баскетбола, благодаря своему росту, под 2 метра. И привёл ко мне домой  Жальгирис в почти полном составе. У нас появился видеомагнитофон, и мы смотрели с Жальгирисом порнуху.
Я не буду называть имён:))))
Мама пришла с работы и увидела в коридоре десяток огромных кроссовок, размерами выше 45-го. У неё был шок, когда она вошла в комнату. Там сидел десяток гигантов и у всех - красные лица. Но об этом -  позже.

Один раз к нам в класс, в школу,  пришла делегация. Шурик был на год старше, прошёл подобное раньше, поэтому предупредил меня и я ждал их прихода.
Они опрашивали детей и записывали в спортивные секции. Я поднял руку и записался на плавание. В открытый бассейн, который был в моём районе. Немного дальше, за школой, в сторону центра. Шурик уже год ходил туда и отлично плавал.
Я ходил туда года три, четыре. Научился плавать, даже очень хорошо плавать.
Мы занимались сначала день, потом два, а потом три дня в неделю. Плавали километрами.
Особенно хорошо мне давался батерфляй. Он сложный, не всем покоряется. Я делал успехи.
Мы плавали даже зимой. Было кайфово.
Но особые успехи делал Шурик. Он сдал на разряд, другой, потом был в команде.
Позже, спустя годы, во время практики на заводе, -  он потерял руку под станком, ладонь. Со спортом пришлось завязать. Дальнейшую его судьбу не знаю.
Если бы не практика и завод -  он стал бы чемпионом. У него было всё, что для этого нужно. Но не хватило ангела- хранителя.


Параллельно с бассейном, я начал посещать спортивную секцию по футболу.
Стадион медицинского института. Прямо с нашим домом. Какой то левый кружок, с названием Медик.
Мы его называли Педик.
Левый тренер, отсутствие формы. Но чудом сохранилась фотография команды. Она состояла целиком из детей нашего двора.
На фотке я и Вовка ( блондин). Самый высокий - Гио Пиолия.


Scan0543.tif


Мы играли по паре часов в день, никто нас не тренировал, просто выдавали мячик и свистели в свисток, если слишком ругались.
Но футбол меня захватывал всё сильнее. Не хватало времени на него.

Я приходил домой выжатый. Плавание, футбол, уроки. Учился я на четвёрки. Стабильные. Полчаса перед сном я слушал папину Яузу. Один раз услышал на его транзисторе (так назывались переносные радиоприёмники) клёвую станцию. Она передавала кайфовую музыку.
Я уже слушал музыку на бабушкиной радиоле и даже неоднократно писал об этом. Но эта музыка была вообще улёт.
Быстро научился записывать её на папин магнитофон. А разок снял со стены его гитару и просто попробовал подобрать звук.
Лучше бы я этого не делал.


Папа один раз засёк мои попытки оседлать гитару и показал пару простых аккордов. Потом непростых.
Я выучил пару каденций и парочку простых песен с простыми мелодиями. И долго их требыхал. Когда приходил Вовка -  я показывал ему что умею, мы ржали и кривлялись. Один раз, это было ещё весной 1973, я записал сам себя на Яузу. У мага был элегантный микрофон, квадратный такой, с сеточкой.
И потом подыграл себе же, и неделю ходил остолбеневший от эффекта. Я почувствовал себя звездой:)))
Но это увлечение сразу улетучивалось, как только на горизонте появлялся мяч.
В это время у Саши появился кассетный  магнитофон. А во дворе жил Димка, его папа был управляющий бензоколонкой, ну тут сами понимаете. Диски, проигрыватель, плакаты, джинсы, фирма.
Так в мою жизнь пробрался роком раком рок. Так говорил Тёмкин друг Лёва.
Рок был самой страшной заразой на то время.
Он потянул за собой клеша, змейки, заточенные сорочки с огромным воротником и моду на ремни Одра.
В нашем дворе жил один хиппи. Длиннющие волосы, он гонял на Яве, у него был настоящий Фендер, по крайней мере он нас всех в этом уверял. Я тогда первый раз в жизни увидел твёрдый гитарный кофр.
Носить длинные волосы, в то время, да ещё в Грузии -  было не подвигом, но довольно смелым поступком.
Парень был старше нас на десяток лет и лабал в каком-то кабаке. Но чаще всего -  на круизных теплоходах, бывал за границей.
Это был очень опасный по тем временам, с точки зрения партии, контакт:)
Он был для нас чем-то вроде НЛО.
Именно через него в наш мирный спортивный двор втёк и вросся:)) рокендрол и всё, что его окружало в то время.
Но об этом позже.


Меня продолжали вывозить летом за город, месяц я торчал в детском санатории, месяц в Кикетах, а в июне 1973 года бабушка первый раз повезла нас с сестрой на море. Я уже немного плавал.
Потом мы неоднократно ездили на море, где проводили целый месяц. Геленджик, Ялта, Сочи, Батуми.
В Ялте, примерно году в 1975 или 76 -  я впервые попробовал Пепси. Напиток продавался в Никитском ботаническом.
В специальном киоске.
Брежнев тогда подружился с американцами. Никсон приехал в СССР. Подписали ОРВ1. Началась разрядка напряжённости, в космос полетели Союз и Аполлон. Сигареты с этим логотипом стали шиком. Наши стали выпускать Пепси. Никсон был неплохой президент, но кому-то не понравилось всё что происходит. И тогда случился Уотергейт. Форд тоже был неплохим, но вектор уже сменился, а Брежнев старел и старел.


В том же году, в Кикетах, в августе 1973, точнее в 19 часов 19 августа, я получил от папы в подарок - проигрыватель Аккорд и пару пластинок. Спустя год, на том же месте - пластинку Омеги. 5. А может и тогда же. Путаю всё время.
А спустя два года, в том же месте и того же числа и ровно в 19 часов 19 минут -  пластинку Битлз.

Тут фотка с дня моего рождения. Мама, папа и я. Мне ровно 10 лет.

Scan0522

Омега сделала меня сначала меломаном, потом рокером.
Я начал тратить все карманные деньги на гибкие пластинки. Как ни странно, рок на прилавках имелся.
На гибких выпустили целую кучу всего. Я приобрёл Би Джиз, Аббу, Роллингов, даже Дип Пёрпл присутствовал на некоторых пластинках. Саша, чей дядя играл на саксофоне в Орэра - таскал у дяди некоторые пластинки и переписывал их.
Уже с сашкиного мага писали все остальные. Так музыка растекалась по двору.
Но я пока оставался, главным образом, футболистом. Пропадал целыми днями во дворе, носился с мячом.
Играл неплохо. Очень неплохо.
Если бы меня того перенести в наше время и дать шанс на карьеру футболиста - я бы играл на уровне профилиги.
Были парни, которые играли на голову лучше. Они не были даже в секции.
Плохо, что тогда отбор работал плохо. Ещё хуже было, что начиналась подкатывать жопа. Чем старее становился Брежнев, тем больше борзела закулиса. Система начала давать сбои, то тут, то там.
Но в середине 70-х -  всё ещё было внешне прилично.


Манглиси. Центральный парк.








_

loshadka

Тот самый - 010. - КЭСС. Кикеты. Манглиси.

Кикеты.

Это местечко нетрудно найти на картах. Километров 20 от Тбилиси, на юго-западе. Проезжаешь Цхнети, развилку на Коджори, ресторан на развилке ( обалденное место) и сразу налево - Кикети. А если прямо - дорога идёт на Манглиси.

В советское время, помимо образования, власть декларировала всем заботу о здоровье, отдых и т.п.
И по мере сил -  обеспечивала. Не везде шикарно, но если сравнить, например, с сегодняшним днём -  вполне достойно.
В СССР работали тысячи заводов, десятки тысяч организаций, предприятий.
Существовала огромная сеть курортов и распределения путёвок на них.

У некоторых предприятий и заводов -  были свои базы отдыха и даже целые курортно-оздоровительные комплексы.
На побережье Чёрного моря, на Урале, на Алтае, в лесах, в Прибалтике, на Кавказе,  в Грузии, в частности.

Особенно важно было направлять людей на юг, ловить солнце.
В Грузии было огромное количество санаториев, баз отдыха и пансионатов.
Курортные комплексы на побережье, в Цхалтубо, в Бакуриани, в Боржоми, в Кахетии.
И разумеется - вокруг Тбилиси, так называемый - тбилисский курортный пояс. Он состоял из курортов Цхнети, Коджори, Кикети, Бетания, Манглиси и рядом.

Можно подумать, что такое изобилие было только на Кавказе. Но нет.
Я часто бывал с отцом,(позже и один), в разных точках страны и везде встречал такие базы. Сотни, тысячи.
Только в Волгограде их был десяток напротив города через Волгу. А на Северном Кавказе -  не счесть. Да и всё побережье - от Одессы до Батуми -  было утыкано ими.

Сегодня они принадлежат не заводам, но их владельцам.
Проехали.


Организация, где работал отец -  называлась трестом Кавказэлектросетьстрой. КЭСС.
Подчинялась Министерству энергетики СССР, не Грузии. Отец был сначала простым инженером, потом руководителем одного строительно-монтажного подразделения. Трест выполнял работы по проектированию, строительству и монтажу высоковольтных линий электропередач ( ЛЭП), станций и подстанций. Линии тянули от ГЭС и ТЭС к потребителям, к строящимся заводам, воинским частям, новым посёлкам и т.д. Отдельная строка -  электрификация высокогорного.
Ещё в 60-ых годах  многие населённые пункты в горах не имели электричества, по крайней мере -  постоянного.

Забегу вперёд.

В начале 80-х мой папа получил орден Трудового Красного Знамени, гигантскую премию ( на неё купили видик),  а ряд рабочих и пилоты вертолётов - героев Соцтруда за проектировку, строительство и ввод в эксплуатацию уникальной высокогорной линии электропередач Ингури 500 киловольт. Отец руководил строительством именно самого высокогорного участка. В работе принимали участие вертолёты, альпинисты и военные.
ЛЭП вели от новопостроенной Ингурской ГЭС ( уникальное сооружение)   до Ставрополя.
Линия пересекает Большой Кавказский Хребет, в районе Клухорского и Мамисонского перевалов, на которых я неоднократно бывал с отцом в эти годы. Суровые места. Но великие. Ответвления шли на побережье и на Осетию и далее.
Папин орден бережно хранится у меня. Как и ряд других наград. Но этот орден он обмывал особо.
Кавказ -  серьёзная штука. Горы -  не шутка. Эта работа и проект дались очень нелегко.
Наверно поэтому отец больше всего любил песни Высоцкого про альпинистов.

Тресту подчинялся завод металлоконструкций в Тбилиси (ЗМК) производящий опоры линий электропередач и другое необходимое оборудование для ЛЭП, несколько строительно-монтажных, механизированных предприятий, разбросанных по всему Кавказу, офисное здание в Сабуртало, несколько других организаций, несколько гостиничных номеров в Пицунде, в знаменитом комплексе и дачный посёлок в Кикети, расположенный на линии разделения так называемых Нижних и Верхних Кикет. Основная часть сотрудников всегда предпочитала отдых на море, поэтому Кикеты - оставались только за теми, кто проводил вечер на даче, а утром гнал на работу.
Посёлок был довольно большим, но очень зелёным и состоял из пары летних кинотеатров, пионерского лагеря, дачных ведомственных участков и частных дач. На окраине располагалась деревня, где проживали крестьяне, присматривающие за посёлком. Они же продавали отдыхающим разнообразные фрукты и овощи, разъезжая по посёлку на осликах.
В посёлке был обычный сельпо-магазин и рядом -  пекарня с самым вкусным хлебом, который я ел в своей жизни.
Огромные сосновые рощи и буйный смешанный лес.  До посёлка вела вполне приличная дорога и ходил автобус от города.

Как правило, ведомственные дачи -  это участок земли, засаженный деревьями, между которыми разбросаны дачные домики. Стандартный дачный домик состоял из трёх комнат с верандами, общей кухни и туалета без душа. Раковина только с холодной водой. Большая комната была метров 30, средняя около 20, маленькая - 12.
И соответственно были расчитаны на 4, 3 и 2 человек. По количеству кроватей. Обыкновенные, железные, с прыгучей сеткой.
На верандах стоял стол и набор простых и очень знаменитых деревянных стульев модели "ранний СССР",  по количеству гостей.
В комнате находились шкаф, комод. На веранде - ещё один комод под посуду.
Кухня состояла из плиты, газового баллона, раковины простейшей конструкции, посудного шкафа и разделочного стола с парой табуреток. Туалет  был ещё более простым. Простое очко системы "горный орёл" и рукомойник.
Позже их заменили на унитаз и раковину.
Проще убранство -  трудно было придумать.
Отопление и печи отсутствовали, как впрочем и горячая вода. Раньше и холодной не было, но её провели, когда я был совсем маленьким, соорудив артезианское.
Крыши были из шифера. Сами домики -  дерево на литых блоках в качестве фундамента.

Шесть домиков, позже построили ещё один двойной. Класса люкс.  Мало чем отличавшийся от остальных, разве что новее.
Но всё это в невероятной сосновой роще, а сзади, в тылу -  смешанный лес с огромным количество тайн.


На фотке Кикеты. Вовка прыгает с балкона нашего домика. На фоне -  знаменитая сосновая роща.

Scan0513




Слева от нашего посёлка был посёлок Союза писателей Грузии -  справа -  прокуратуры, за рощей -  авиационного завода.
Не удивляйтесь. В то время в Грузии была авиапромышленность. Она выпускала СУ-25 и ракеты к ним.

Путёвка в такой посёлок стоила 1 рубль в день за комнату среднего размера. В маленькую - 50 копеек. В большую 1,5 рубля. В эту плату входило всё. Электричество, газ, вода и вывоз отходов и мусора. Снимать можно было понедельно.
Наша семья платила 28 рублей за сезон и снимала одну среднюю комнату, в одном и том же домике, в одно и тоже время с 1968 по 1980 год. В соседнем домике в это же время, абсолютно идентично с нами, в средней комнате проживали друзья родителей и их дети - мои братья - Саша и Вова. В соседней с нами комнате, жили попеременно наши друзья, знакомые, сотрудники отца. Дети все дружили, поэтому каждый год в посёлке встречались одни и те же люди. Дети росли вместе, родители развлекались, шашлычили, веселились.
Тоже самое происходило в соседних посёлках. Так было и в Подмосковье и на Урале и везде.
Я не понимаю, почему это замалчивается.
Наверно потому, что встанет вопрос. А как и где работягам отдыхать сегодня?
И главное -  на что?
Я провёл в Кикетах все августы с 1968 по 1980 год. И ещё часть июлей, июней, а пару лет - по три месяца - все каникулы.
В советских школах каникулы начинались в конце мая и длились до первого сентября.
Наверно поэтому детство было более радостным, чем кажется сегодня:)

Манглиси.

Это посёлок был дальше, примерно 60 км, но и больше. Помимо дач, ведомственных посёлков, там имелась целая сеть детских санаториев, пионерских лагерей.
В посёлке проживали и до сих пор проживают молокане ( гуглите, кто не знает).
Стояла воинская часть и курортное штаба ЗАКВО.
В посёлке расположен знаменитый Манглисский собор.
Отличный климат, прекрасная природа. Я часто бывал там в санатории, где меня пытались разогнать в рост.
Санаторий кормил, предоставлял пару экскурсий, игр, викторин, какие то занятия физрой и выгул детей в парк, он в Манглиси приятный.  Хипстеры обожают такое. Огромное поле, газон и понатыкано сосен.
То как было в Манглиси -  сейчас в Силикон Вейли, в парках техноцентров. Просто немного рекламы ещё и электросамокаты.
Например в Калифорния Тех. Где вДудь брал интервью у астрофизика.
Я бывал там неоднократно и что мне нравилось -  футбол на огромной поляне, по сути на настоящем футбольном поле, ну и ночное рисование разного зубной пастой на спящих мордочках девчат.
Ещё нравились рассказы про Чёрную руку и побегушки в простынях по коридорам.
Полы были деревянными, скрипели, а простыни были серыми - привидения получались знатные.
Девчата пищали, орали, визжали и подыгрывали как могли, пока не прибегали воспитатели с заспанными лицами.

Пожалуй всё.

Ах нет.

В парке был атракцион. Берёшь в руки два электрода и через тебя пропускают ток. Соревновались кто больше.
Этот мини-электрический стул стоил 5 копеек.
А за десять можно было выстрелить один раз из духовушки в крутящееся колесо, напоминающее диск дартса.

Вот сейчас пожалуй всё.
Вернусь к Кикетам.

Кикеты были Среднеземьем и абсолютным приключением, готовиться к которому я начинал за месяц.
Топорик, фонарик, луки, стрелы. Перечислять то, чем мы там занимались -  могу бесконечно.
Рай для детей. Лес могучий, древний, крупный. Грибы, сосны, дубы, вязы, тис. Орех и кизил, шиповник и лещина.
Холмы и море цветов, когда всё цветёт. Шататься по всему этому можно часами.
Мама в детстве водила, рассказывала про грибы, показывала какие, собирали. Изучали деревья, ловили бабочек.
Мама хорошо знает природу, а там она была великолепной.
Мы развешивали гамаки, каждый вечер - гигантский костёр и картошка в нём. Иногда на угли бросали кусок шифера, пугая взрослых.
Днём лежали на крышах домиков и резались в карты. Но в основном -  шатались по лесу, дышали лучшим воздухом в мире и наслаждались свободой. Я никогда потом не был так свободен как там.
Дети росли, становились подростками. Ходили в кино, летнее, первые поцелуи, первые сигареты, первые обнимашки.
В кино показывали Фюнеса или индийское, поочерёдно, чтобы была касса, а она была всегда.


Забегу вперёд.

В 1979 году, я был в девятом классе и порхал, потому, что в 9 классах отменили экзамены.
В июне я, папа и сестра - забрались в Шови -  это высоко в горах. Там было клёво, мы завели новых друзей с сестрой.
А в соседней комнате пансионата отдыхал со своими детьми странный дядька. У него была там лекция, официальная, на которой он рассказал сотне людей, как вместе с нашими специалистами устанавливал мысленный контакт со станцией Союз-Аполлон. И кучу других интересных эзотерических вещей.
Чувака звали Автандил Ломсадзе.
В то время он был очень воспитанным, начитанным, мудрым лысым дядькой, который подарил мне кассету с компиляцией Битлз, а с отцом болтал о Гурджиеве, Блаватской и Рерихе. Они тянули винцо, закусывая орехами.

Я гуглил -  сегодня он то-ли маг, то-ли гуру какой то полусекты.


Кикеты. Я подрос, окреп. Я в кепке, если чё. Справа от меня - Вова.

KIKETI_02



Забегаю вперёд. 1979 год.

Один раз, я шёл домой, после киносеанса, на которых как правило показывали Фюнеса или аналогичное и отстал от друзей.
Было темно, примерно одиннадцать часов.  И встретил Зонд. Метрах в двух, может трёх от меня. В метре над землёй, может полтора, на уровне груди примерно. Прямо над тропинкой. Вдали ещё слышались голоса друзей. Я остановился прикурить. Спички отсырели и задержался.
Он висел, в темноте плохо видно, но ощущался металл, еле слышно гудел.
Мы говорили мыслями. Я начал первым. Он принял меня за своего, я не испугался. Хотя немного обалдел. Что-то меня успокоило.
Беседа была неосмысленной, просто типа -  Привет -  привет. Как ты? Нормалёк.
Он повисел и потом немного отлетел назад и медленно растворился. Я постоял, потом побежал догонять своих. Но не рассказал сначала никому. На следующий день, на крыше домика, мы как всегда развалились позагорать и сыграть партию другую в джокера ( такая карточная игра, популярная в СССР), ну и рассказал Саше и Вове. Они ржали.
Мы каждый вечер рассказывали друг другу истории про Чёрный Замок и Чёрную Руку -  эта была детская традиция.
Они приняли всё за фантазию.
Я не настаивал, понимая, что меня поселят туда, где ранее я жил в доме через стену.


Забегая вперёд. 1979 год. За два дня до Контакта.

KIKETI_01