December 5th, 2019

Кусочек из приключенческой повести "Откровения тунгусских шаманов". Зита и Гита. Нередактированное.

- Простите, а как вас зовут? - резко прервал беседу Ктырь, когда дверь в очередной раз распахнулась и в купе впорхнула довольно хрупкая для этой профессии дама.
- Галя я. - проводница кокетливо завела прядь волос за ухо и улыбнулась.
"Зловеще улыбнулась", сказала бы Инга; она молча смотрела в окно, делая вид что разглядывает мелькающие за окном фонари и наблюдая за ситуацией в  отражении.
- А можно у вас купить подстаканник? - Ктырь показал глазами на эту легенду железных дорог,  в которой раздражающе позванивала ложка.
- Купить нельзя, но можно потерять. За потерю штраф. - Галя ещё раз улыбнулась Ктырю, потом посмотрела на меня и добавила: - Небольшой  штраф.
- Тогда принесите ещё 5 чаев, пожалуйста. -  Ктырь достал увесистый бумажник, отсчитал штраф и  моральный ущерб: - Надеюсь этого хватит? - Потом что-то вспомнил и поправился: - 5 чаёв.
- Ещё пять что-ли? - непоняла Галя.
- Да нет. Всего пять. Просто я не знаю как правильно говорить по-русски - чаёв или чаев. - уточнил Ктырь.
- Правильно говорить "пять чая" -  отрезала Галя и тут же переспросила: - Терять будете с чаем или без?
- С ним. С чаем. И с сахаром.
- А к чаю надо что-то крепкое, солёное или сладкое? - Гале явно было скучно.
- Ну если есть что-то не слишком вредное, звёздочки на три/пять, то можно. Будем угощать новых друзей. -  Ктырь достал ещё одну красивую купюру и легонько стал помахивать ею.
- Ну что вы, Ктырь, не надо шиковать, у нас тут полно своих продуктов.  Свежих и вкусных. - Инга попробовала немного остудить его пыл.

- Самое свежее и качественное только у Российских Железных Дорог.  - отрезала Галя и продолжила: - Ну как? Нашли точку подключения? -  Галя  закончила разговор, потом  резко выхватила купюру из рук Ктыря и моментально испарилась.

- Нет, не верю. Не могу поверить. Бред. Ну бред же собачий. - Я никак не мог принять всё то, о чём мы говорили недавно. Вообще, всё что происходило все эти дни - никак не укладывалось в голове. Тем  более этот вот разговор.
- Что именно? -  Ктырь сохранял самообладание
- Ну всё это. Пропавшая экспедиция шлёт нам сигналы из прошлого !!!!  Бред же. Кино. Фантастика !! Вот я сейчас позову ментов и сдам тебя в ГБ, там быстро устаканят временные эксперименты и континиумы. Ты вообще на шпиона похож и даже говоришь слово чай неправильно.  -  Я начал заводиться.
- Тёмка, угомонись. - Жорес схватил меня за руку: - Пусть выговорится. Имеет право.

Ктырь улыбнулся и добавил: - А как правильно было сказать - пять чаев или чаёв?
- Русский бы заказал четыре чая, нас тут четверо. - отрезал я.
- Артём. Ты думаешь это я нарисовал эти сигналы? Или всё это придумал? Ты мне не веришь? - Ктырь стал серьёзен.
- Если это всё правда, то надо срочно к следователю, там разберутся, что и откуда. - я продолжал давить, пытаясь расколоть странного типа.
- Т.е, ты считаешь что мы должны со всеми этими взломанными, украденными с военного спутника фотками ввалиться в прокуратуру и сообщить им что получаем сигналы из прошлого? Как ты думаешь, наши доблестные следователи тут же выкатят специальную полицейскую машину времени, такую Делориан с надписью "Полиция" на русском языке  и отправятся изучать следы? Поверь, я сам в шоке, но фотки эти - не фейковые. Я сам не могу объяснить как и почему. И не знаю как появились эти сигналы там, где их не было ещё пару месяцев назад. Не знаю. Поэтому и тут, с вами. И никто нам не поверит, так как мы даже сами себе не можем верить. -  Ктырь, судя по всему, любил иронизировать и  опять начал улыбаться.

- Тсссс. Тише. Не надо так громко. -  вмешалась Инга.

- Давайте сначала разберёмся, прежде чем ругаться. Он прав, Тёмк. С таким в полицию не пойдёшь. Тем более в нашу. Она всё что угодно слопает, но не сигналы из прошлого. Они поймут сигналы сверху, снизу, слева, справа, с рынка или банковские, но не из прошлого. Надо вникнуть и всё проверить. - попытался успокоить ситуацию Жорес и продолжил:  - Нам лучше сейчас успокоиться, хорошенько разобраться в ситуации и принять план действий.

- Есть ещё одно, что я должен вам рассказать. - Ктырь сделал знак, чтобы мы придвинулись и зашептал:  - За несколько дней до пропажи экспедиции, Саныч прислал мне сообщение, что они нашли целых два интересных артефакта, судя по всему - внеземного происхождения, один в озере, который нашёл ты, Тёмка,  а ещё один в пещере у горы Карапут. И попросил тщательно проанализировать местность вокруг на наличие кодов и т.д.   - тут Ктырь вообще перешёл на еле слышимое:  -  А на следующий день я обнаружил что мой компьютер взломан и вся почта стёрта.  И это у меня !!!!  В основном всегда было наоборот.  Мой компьютер нельзя было взломать, но кто то это сделал !!!  Я тут же бросил все дела и отправился в Красноярск, но было уже поздно. Остальное вы знаете. Потом мне пришлось искать вас. Это было нелегко, но у меня есть кое-какой опыт в техническом. -  тут Ктырь кинул взгляд на наши телефоны, лежавшие на столике.

- Понятно. Хакер, которого взломали....  -  прошептал Жорес.
- То что он хакер, я понял с самого начала. -  Я схватил Ктыря за руку, одёрнул рукав рубашки и показал всем его татушку.
- Это была романтическая глупость. Не единственная в жизни, надо признать.  - Ктырь одёрнул руку.
- И кто из вас настучал Лёхе про шарик? -  Я хотел злиться, но в голове был такой бардак, что трудно было сконцентрироваться на чём-либо конкретном.
- Тём. Я тебя отлично понимаю, но кто-кто, а  вот именно ты отлично знаешь, по крайней мере - должен понимать то,  что то, что нашла экспедиция - никак нормальным не назовёшь, ведь правда?
Или ты хочешь сказать что вы с Жорой не видели там ничего странного? - Ктырь прямо пронзил меня своими глазами.
"Знает ведь, почти всё знает, собака" - подумалось мне, но я промолчал, лишь обменявшись взглядом с Жоресом.
- Да, Лёша писал мне, а он был в курсе всего. На то он и руководитель экспедиции. И будет лучше, если мы честно поделимся информацией друг с другом и станем командой,  - подтвердил мои догадки Ктырь и тут же начал задавать вопросы:
- Так вы нашли там странное?
- Да. -  сдался я.
- Но то что нашли - пропало. Как и экспедиция.  - дополнил мой ответ Жорес..
- За вами следили? -  предположил Ктырь
- Возможно. Было много странных моментов.  По сути - всё странно. С самого начала. - Тут я решил что пожалуй он прав и рассказал всё что знал, опустив только подробности работы найденного нами Артефакта. Тем более, что органам было известно почти всё, за исключением существования самого артефакта.
Примерно полчаса я рассказывал всё в подробностях и деталях. Жорес изредка поправлял или дополнял меня.

- Тогда давайте подведём итоги. -  предложил Ктырь, выслушав мой рассказ и продолжил:
- Экспедиция нашла два странных артефакта, явно внеземного происхождения? Так?
Мы молча кивнули.
- Потом все пропадают, без следов,  кроме вас, а вы оказываетесь под действием странного наркотика или яда? Так?
Мы опять молча кивнули.
- Я занимаясь своим проектом, который мы вели с Санычем, обнаруживаю странные сигналы, которые судя по всему идут из прошлого. Так?
Тут Ктырь ответил самому себе:  - Так,  - и тут же продолжил: - Получается, что экспедиция или её часть провалилась в прошлое и передаёт оттуда сигнал именно мне, зная, что я как раз мониторю этот район. Так?
- Получается что так, если конечно же подтвердится версия того, что сам сигнал - сигнал и эти пятна на скалах - не фейк и не игра. - подытожил Жорес.
- Я клянусь вам, что это не фейк. Большего предложить вам  - не могу. Но я уверен в своей программе и исследованиях. Да и Саныч тоже верит мне. Иначе бы не работал со мной. Вы же знаете своего брата, правда? - спросил Ктырь.
Мы знали своего брата. Поэтому не оставалось ничего другого, как принять эту версию.
- Всё это бред, но другой версии пока нет. -  Пришлось согласиться  и мне.

- И да,  - Ктырь выпрямился и уставился прямо мне в глаза, - Саныч рассказывал, как в детстве напоил вас коровьей мочой. Что ещё он делал с вами, продолжать?
- Нет, достаточно, - почти одновременно выпалили я и Жорес.
Инга захохотала.
Ктырь нас убедил. Таких подробностей детства хакеры не могли знать.

Мы договорились создать штаб и действовать сообща и для начала - проверить все сигналы и главное -  координаты переданные в них.
Надо было ехать в Туапсе.

Тут в купе опять влетела Галя, с огромным подносом уставленным разной снедью. Беседу пришлось прервать.
За ужином  болтали о прошлом, поездах, городах. Гале явно было скучно одной в полупустом вагоне, поэтому оно постоянно носилась туда-сюда, балуя нас салатами, соленьями и самогоном, который по её  заверению гнала самолично.
После ужина мы решили просто выспаться и на свежую голову действовать. И в первую очередь изменить маршрут.
Нужно было проверить означает ли БИНС то, что мы подумали и есть ли какая связь пропавшей экспедиции с таинственными сигналами из прошлого.

Утром мы тепло попрощались с Галей, сошли на крупной узловой станции, проводили наш поезд, помахав Гале на прощание и проболтавшись на вокзале примерно полдня, сели на другой поезд, который шёл на юга. Сделать это было не так уж и просто. Пришлось применить методы агрессивного капитализма, чтобы выбить у кассирши билеты.
Полная пожилая проводница провела нас в наше купе, раздала постельное бельё и умчалась, брякнув что-то про пересменку.
Мы сидели в уютном купе и по традиции готовились к поездному ужину. Поезд дёрнулся, ещё раз и начал набирать ход. Быстро стало темнеть.
Тут распахнулась дверь и в проёме нарисовалась....... Галя !!!
Она достала планшет, что-то вроде дырокола и зычно скомандовала: - Билетики показываем.
Мы обалдели и в первый момент реально онемели.
Галя скомандовала ещё громче "Билетики !!!!" и обвела нас грозным взглядом: - Глухонемые что-ле?
- Галя, ты? Как? - удивлённо спросил Ктырь, выразив всеобщее недоумение
- Я не Галя, я Зинаида. - Галя явно делала вид, что не понимает что к чему.
- Ты как тут оказалась? Ты же должна сейчас быть в Казани или где-то там, нет?
- Галя моя сестра. Она работает на волгоградском. Наверно вы просто перепутали. Мы похожи и нас часто путают. - Проводница ещё раз осмотрела нас и спокойно спросила ещё раз: - Так билетики показываем или будем глаза пучить?
Я ощутил себя частью и героем какой-то фантасмагории.
- Вы хотите сказать что у вас есть сестра, близняшка, которая работает на поезде на волгоградском направлении? - решила прояснить ситуацию Инга.
- Ага. Раньше вместе работали, но пассажиры вечно путались. Пришлось переводиться.
Зина собрала билеты и засунула их в планшет: - Чай, кофе, капучино?
- Ого, РЖД и капучино:) -  удивился Ктырь, потом достал пару купюр и озорно спросил: - А вы тоже самогон гоните так же хорошо как Галя и месите шикарные салаты ?
- Не хуже, -  улыбнулась Зина и, натянув служебную маску, тут же выдала, явно подкалывая: - Сделаем. Желания пассажира для нас закон.
Я опять перестал что-либо понимать.

Приёмник. Тройка, семёрка, туз

Преемником это трудно назвать, поэтому перечислю три главные кнопки этого приёмника, которые и начали борьбу за декоративный трон.

Дюмин
Медведев
Шойгу

Все три -  самые близкие к  условному Путину люди. Владеющие сокровенным.
В любом случае -  эта тройка - будет олицетворять будущую власть в России.
Там есть и элемент семёрки -  Золотов и т.д.
Но в фокусе -  именно эта тройка.

У неё есть оппонент.
И противник скоро проявит себя разным, включая довольно агрессивные шаги.

На подходе -  выход Пиковой Дамы.

Бдите.

Тот самый - 022. 1980-2

Отгремели Весенние ритмы, накатывала Олимпиада. Её начали бойкотировать, но она состоялась и прошла вполне кайфово. Я смотрел на подготовку, хотя приходилось делить время с учёбой.
Почти не занимался спортом, немного бренчал.




В школе усилилось напряжение, давление. Подбирались к аттестату. Экзамены в те времена были строгие.
Родители уговаривали не глупить, поднапрячься, закончить школу прилично и не бунтовать.
Я фрондил, но круг друзей сложился так, что хотелось бы и дальше со всеми общаться.
Большинство - собирались в технические вузы, некоторые готовились к армии или военным училищам. Пора было становиться взрослыми.

Я поднажал. Апрель и май 1980-го года были сумасшедшими. Мало спал, много занимался.
У меня появился товарищ, который уже умел паять и разбирался в электронных схемах.
Это было очень ценное умение в те время. Именно он собрал мне светомузыкальную установку, которая после кинофильма "Экипаж" - стала секс-символом страны.
Зная электронику и основы - можно было самому собирать радиоприёмники и даже передатчики.
Этот же товарищ собрал свой передатчик, вышел в эфир с Дип Пёрпл и Лед Зеппелин.
Радио называлось Чёрный Император. Через две недели запеленговали и родителям всучили штраф, конфисковав и передатчик.
Парень стал знаменитым, мы все завидовали.
Он умел перетачивать ролики и валики для магов и юстировать головки. Большой был талант.
Позже он переделал один мой магнитофон на скорость 38. Там было все 40, но как записывающий аппарат - машина была вполне качественной.

Это во многом сыграло свою роль в выборе будущей профессии. А тут ещё отец, все его друзья, семья.
Я решился. Буду поступать в ГПИ.
Грузинский Политичеснический Институт имени Ленина.
В Сабуртало занимал целый квартал и даже больше. Корпуса разбросаны вокруг Дворца спорта и гостиницы Аджария, по тем временам - почти небоскрёб. Там был неплохой бар и клёвая пивная.
Крупнейший вуз в республике, второй по численности студентов в стране. По сути - универ.
Включал факультеты - строительный, архитектурный, связи и радио, машиностроительный, авиационный, энергетический, информатики, телевидения, геологии и кучу других. Довольно высокий уровень преподавания, хорошая матбаза.
Десяток корпусов, свой стадион, клубы, лаборатории, концертный зал, в котором я уже бывал несколько раз и слушал там рок-группу ГПИ.
Я готовился, давил на алгебру и физику, русский и литературу.
В то время много читал. Добил все собрания научной фантастики, классику русской литературы, Знал наизусть огромное количество произведений Лермонтова.
Читал "Вокруг Света", "Наука и Жизнь", "Техника - Молодёжи" и разумеется "Ровесник".
С друзьями вели довольно острые беседы, начиная интересоваться и политикой.
Иногда играли в бридж, джокера, преферанс.



На подходе были и выпускные.

К тому моменту я очень вытянулся, по сути преодолев барьер "низкорослый/среднего роста". Дотянул почти до 175, если не сутулиться. Несравнимо с отцом, но вполне нормально с девушками. Особенно если обувь с каблуком или спортивная с пружинящей подошвой.
Мама суетилась, бегала, искала разное. Бабушка на подхвате.
Выглядел в то время совсем неплохо. Французская причёска, тёмные волосы, довольно длинные ( немного завидовал Аллену Делону), разного цвета глаза ( у меня родимое пятно в зрачке или как там оно называется) и шикарная седая прядь на чёлке. Она была главной фишкой в отношениях с противоположным полом.

IMG03268012531H.BMP

Сейчас не помню и не стараюсь вспоминать, хотя выпускные экзамены стали тогда возможно важнейшим днём в жизни по уровню стресса, активности и разного непредвиденного.
Уровни были несравнимы с нынешними. Объёмы запихиваемых в головы знаний - гигантские.
Экзамены считались государственными, были специальные письма, секретность. Задания и экзаменационные билеты - объявляли по Тв. Задействованы радио и СМИ.
День сдачи экзаменов - особый, на улицах милиция в парадках, родители, близкие.
Несмотря на беспокойство, подготовился я неплохо.
Экзамены сдал быстро, чётко. Хотя стресс был огромным.

В СССР была традиция расписываться на сорочках, поэтому в последний день экзаменов - все сорочки мальчиков и фартуки девочек были расписаны автографами и разными забавными рисунками.
У меня на рубашке были подписи всего класса, учителей, рисунки Битлз, язык Роллингов и другая хрень, свойственная школоте. Такие рубашки потом хранились мамами как ценный артефакт. Наряду с первыми сосками, носочками, дневниками и первыми тетрадками.
Мы купались в бассейнах, пили пиво и даже вино и было очень клёво.
Школа осталась позади и мы чувствовали себя взрослыми, хотя были детьми как никогда ранее.

На следующей, после последнего экзамена, неделе, мы собрались на выпускной вечер, в просторной квартире моей одноклассницы. Все нарядные, красивые. Раскованные.
Родители купили мне, как подарок к аттестату, джинсы Вранглер, кроссовки Ботас и джинсовую рубашку Райфл. Громадные деньги по тем временам. Считалось шиком. Я летал.
Мы собрались, весь класс. Играли на гитарах, говорили тосты, курили на балконе и ждали похода на Черепашку, встречать рассвет.

Рассвет я так и не встретил.

Пить я тогда не умел. Я и Стручалин, спортсмен кстати, вырубились уже после пятого тоста, пили коньяк. Проблевались, прямо на новые джинсы и были уложены спать на диване.
Класс ушёл встречать рассвет.
Утром я проснулся и с раскалывающейся головой добрёл до дому. Мама напоила боржоми и аспирином и уложила спать. Так закончилась моя школа.


KLASS_1.BMP


Передаю сердечный привет всем моим одноклассникам, одношкольникам, одноклассникам моей сестры, педагогам и выпускникам 56-й и 52-й средних школ города Тбилиси.
Пусть у вас всё складывается хорошо.


Scan0475.tif


Аттестат мой выглядел неплохо - одни четвёрки. Это давало неплохие шансы на поступление на самые престижные, с точки зрения того времени, факультеты.
Престиж меня не интересовал, я хотел быть или военным или музыкантом.
Для меня, в первую очередь, всё определялось тогда рок-музыкой. Есть ли там аппаратура и группы, можно ли научиться паять и собирать микшеры или самодельные комбо-усилители.
Я говорю вполне серьёзно. Именно рок определял направление. Настолько я был захвачем им.
В ГПИ была куча рок-групп, несколько репетиционных комнат и концертных залов.
Куча знакомых оттуда.
Я выбрал факультет энергетики. Как отец. Как всё окружение. И мощно готовился к поступлению, посматривая Олимпиаду 80. Если не изменяет память - вступительные были как раз параллельно с ней.

Отрывок кинофильма Шляпа, где помимо Янковского и группы Автограф - показывали технику, микшеры, гитары и студию.



Экзамены были событием. У семьи уже появились Жигули шестой модели. Мы приехали.
Первый экзамен - математика. Интегралы, логарифмы, функции. Алгебра, то, сё.
Мама пошла оформлять какие-то бумаги, бабушка стояла с сестрой. Куча родителей, тысячи абитуриентов, какие-то распорядители, милиция, всё строго.
По громкой связи объявляли фамилии, люди проходили в здание. Это был 6-й корпус ГПИ.
Тот, что выходит торцом на пивной завод и бар, через Куру.

Отец обнял меня, достал из кармана рубашки пачку "Союз-Аполлон" и вручил мне со словами - "Ни пуха". Я страшно застеснялся, думал что он не знает, что я курю, хотя мама уже застукала пару раз. Папа ещё раз обнял и сказал - ты справишься Сын. Он часто называл меня не по имени, а Сын.
Я развернулся и пошёл, объявили и мою фамилию.
Экзамены шли тяжело, психологически. Какие-то дядьки с повязками на руках, белыми, не красными, на которых было что-то написано красным - ходили вдоль рядов парт. Напоминали полицаев из фильмов про партизан Ковпака. За каждой партой, вернее - столом, сидел один человек, столов было - сотня в огромной аудитории, или фойе или столовая.
Напоминало тюремное.
Немногим более часа на всё, никаких калькуляторов, вспомогательного - конверт с заданием, листы бумаги, с печатями, ручка, карандаш, линейка. Даже логарифмическую не разрешали. Строго. Очень строго.
Так прошли все четыре экзамена.
Математика, физика, химия, язык. Последним был русский, литература, изложение и сочинение.
Я писал по теме "Молодой Гвардии", "Как закалялась Сталь" и т.д.

На первом же экзамене встретил моего бывшего одноклассника из 52-й школы - Коку.
Он был с друзьями, часть из которых - тоже поступала. Меня познакомили, мы покурили, поболтали и договорились о пьянке, если поступим.

Для себя я решил - что если не поступлю - то пойду на следующий год в ТАУ - тбилисское артиллерийское. Мне ещё не было семнадцати на тот момент.

После каждого экзамена или на следующий день после него, не помню, - результаты объявляли по громкой связи - такое внутреннее радио института.
Зачитывали фамилии тех, кто сдал. И называли оценки. В толпе слышались крики радости и охи отчаяния, так как зачитывали по алфавиту. И если пропускали фамилию - это означало печальное.
Мою фамилию зачитали четыре раза. И все четыре раза - были четвёрки.
Проходной бал был гораздо ниже. Просто суммировали оценки и среднюю оценку аттестата.
Это означало, что я стал студентом Государственного Политехнического Института ГССР.
Факультет энергетики. Специальность - "электрические сети и системы, высоковольтные линии электропередач, станции и подстанции".

Отец на радостях отвёз нас в Кикеты, прямо с последнего экзамена.
По дороге мы остановились в ресторане на развилке с Бетания. Шикарный вид с террасы, отличная кухня. Этот ресторан - лучший из тех, в которых я бывал.
Мы устроили пир, потом меня отвезли на дачу.
Август прошёл шикарно, мы отлично провели время, причём на даче я жил без родителей, с Вовкой в одной комнате, с магнитофоном, сигаретами и даже винцом.Мы ходили в кино, дружили, целовались с девчонками.





_________

17 августа я шёл по известной уже тропинке. Настроение, кайф. Всё на уровне.
Наверняка - один из самых счастливых дней в жизни. Я только что целовался с клёвой девчонкой, которая приехала из Монголии, её папа там служил офицером. Уже строил планы на свидание, как вдруг, прямо перед собой встретил его.
Он висел в двух метрах от меня и в метре над тропинкой. Гудел и весело поздоровался со мной.
Прямо в голове. Я уже был знаком с ним, поэтому весело болтал. Ни о чём. Просто вежливый разговор почти друзей. Потом он попросил ввести код доступа, я сказал - что не знаю. Он хмыкнул, но попрощался, очень тепло, и снова исчез.

Через два дня я справил свой семнадцатый день рождения. Приехали мама, папа, сестра и даже бабушка. Были друзья семьи, разумеется Вовка с Сашей и родителями. Папа привёз гигантские арбузы, мы тащили их вчетвером, каждый.
Вечером была тусовка, весёлая пьянка с костром, шашлыками, а среди подарков была клёвая зажигалка. Кварцевая. В то время - невероятный писк. Я до сих пор не знаю кто её подарил.
А папа подарил вообще запредельное - как подарок к поступлению и порогу взросления.
Он вручил небольшую коробку. Там лежал эквивалент нескольких зарплат.
Японские. Офигенные. С непробиваемым, хрустальным стеклом.
Наручные часы Ориент. Модель Automatiк.

Я аж задрожал.

На этом детство кончилось.
Начиналась совсем другое.
В тот вечер я долго целовался с девчонкой и на следующий день у меня опухли губы и даже местами посинели.
Все смеялись.
Я был счастлив как никогда.






_