Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Сейчас приснился Мастер.

Я проснулся примерно полчаса назад. У меня поздняя смена.

Снился Мастер.
Он сказал, что баланс устроен так, что в семье создаются весы.
Если например родители под, то дети - антипод.
Не везде, не во всех семьях, но во многих, как правило.
Причём не ярко, не выделенно, а незаметно.
В итоге, поколение коммунистов сменяется поколением анти.
Поколение религиозных фанатиков - поколением атеистов.
Если родители сильные и крепкие, жёсткие и непробиваемые - то дети возможно слабые, мягкие, поддатливые и ранимые.
И т.д.
Я хотел поспорить, потом понял, что бесполезно. Возможно это правда так.
И хотел спросить ещё пару штук, но на лавочке уже никого не было.
Мастер был одет как индус, но сандалии - шик. Поищу такие в сети.

Выскажу спорное мнение, но это моё личное.

Я считаю, что воспитание детей, забота о них - есть самая настоящая работа, которую никто не сделает лучше, чем мать или бабушка с дедушкой, а лучше и то и другое вместе.
Разумеется, что женщина - свободный человек и сама вправе выбирать путь в жизни и занятие.
Женщина должна и может заниматься любимым делом.
Но если встаёт выбор между нелюбимым делом с целью заработка и вооспитанием детей, лучше второе.
Т.е. - работать в никому не нужном офисе и получать 20 000, перебиваясь нянями и случайными воспитателями и работать с собственными детьми дома за те же 20 000 - это совсем разные вещи.

Миру не нужно столько рабочих рук, чтобы возникала необходимость загонять на нелюбимую работу огромное количество женщин.
Современно положение дел - дело рук Паразита.

В моём условном мире - женщина содержит семью, воспитывает детей и за это получает вознаграждение, которое помогает жить комфортно и заниматъся любимым делом, даже если это - трындеть с подружками в кафе за бокалом шампанского.

В моей программе Мира - женщина работает не более 24 часов в неделю. Мужчина - максимум 32.

_


О задачах и функциях мужчины. Личные мысли.

Функция мужчины в моём мире - поддержка инфраструктуры, создание её.
Обеспечение комфорта, безопасности людей и семей.
Мужчина должен работать не более 32 часов в неделю.
Зарабатывать достойно, чтобы обеспечить хороший комфорт и уют семье и близким.

Мы живём не для того, чтобы процветал Паразит. И не для того, чтобы создавать нескончаемый, бесконечный продукт потребления.
Мы должны жить. Вместе с близкими.
Поэтому - больше свободного времени, отпуска, не поздняя пенсия.


_

О раскрутке сценария KLM в России.

Будут попытки, не только эта история с ДПС.
Сейчас для Короны важно закрутить кавказскую тему в России, и например татарскую, украинскую.
Межнациональное, межконфессиональное.
Новый Храм  -  уже новый рубеж раскола.
Даже Филя -  стал оружием.

Мутят во Франции с чеченцами, будут события в Греции, Польше, Германии.
Германия и так ругается с Россией.
Поэтому -  ждите событий.
Бдите Кондопоги и всё такое.
Свадьбы, кортежи, стрельбу.

Я в курсе, что спецслужбы пытаются предотвратить, но мир огромен, а противник -  умён и хитёр.

Событий будет - куча и ещё три кучи... Самый насыщенный год после 1917 -го и 1941-го.

Бдите.

Пысы.
Я сейчас в ванную, полежу малёхо, потом ням-ням, потом пишу Меморандум.
Это запись для дневника.

Вопрос френдессам.

Вот у вас есть вариант - страстная, безумная, кайфовая, сумасшедшая любовь с красивым мужчиной, ухаживания, Венеция, Париж, шампанское, яхты, самолёты, курорты, всякие приключения, с богатым, клёвым, интеллигентным, спортивным и главное - обалденно красивая и нежная свадьба, вилла и куча клёвого в ней, включая будущих деток и т.д..

Надо только нажать кнопку "да".

Нажали бы?

Даже если замужем?

Сон 22052020. Неосознанный.

Я на празднике, с семьёй. Шарики, по колено в тёплой воде, в сланцах. Ласковая волна. Вокруг стоят киоски с орехами в карамели, цветы, нарядно всё. У нас небольшой остров, там примерно тысяча человек.
Кораблики, военные, выстроились в ряд. Вроде парада. Только на якоре.
Там много мониторов, в одном из них ядерный взрыв и гриб. Все смеются, а меня спрашивают - а вдруг взаправду?
Я говорю - тогда посчитай до двенадцати и если придёт волна - значит настоящее.
Посчитали и тут как шарахнет волна, и ударное, всё раскидало.
Народ в панике бежать и тут вижу, что тот город, а это был Лос Анжелес, накрыл второй гриб.
Я бегу и не пойму, наши шарахнули или китайцы. Забегаем с семьёй на холм - там шкаф, прямо на крышу платяного. Берём карты и играем в чешского.

Только беру в руки короля треф - просыпаюсь. Повторил сон - всё тоже самое.
Так и не понял - кто и что шарахнуло.
Но на всякий случай объявляю тревогу. Сейсмическую.
Сан-Франциско - Лос Анжелес - Сакраменто.

Бдите толчки. Бдите американский Спитак и Ленинакан. Есть параллели.

_

Железобетонная отливка Тёмки (ЖБОТ)

Ещё и ещё раз убеждаюсь, что Америка не может жить без Руси, а тем более Русь без Америки.
Две сестры, одна постарше и поскромнее, другая моложе и дерзкая.
Примерно как сёстры немного разного возраста.
Ну вы знаете, вы сами родители.

Даже в Чёрном списке, Родине и т,.д. - главных сериалах Америки - главная тема Россия, СССР и русские, которые даже узбеки, но "русские".
А Америка у нас - второе по зализыванию слово после Путина.


Не спорьте. Бесполезно.
Америка и Россия - это единое. Пусть внешне и разное.
Как и любая семья.

Всем доброй ночи.
Я устал и хочу спать крепко.
Завтра буду считать нашу игру на Лозоходе.

Интересный получился эксперимент.
Примерно через неделю выложу результаты и статистику.

_

Анализ инфопотоков. Про "убийства" Сахарова, Собчака, Старовойтовой, Листьева и т.д.

Ну и про разные современные "Новички" и "полонии".


Серия статей в прессе про возможные убийства и устранения во времена позднего Союза и ранней России времён Ельцина -  призваны подготовить почву для подвода к персонизации истинного предателя, деспота и Центра дестабилизации страны.

ОПЕРАЦИЯ СТРЕЛОЧНИК ( скоро и в Меморандуме).

Эта операция должна назвать виновного в проблемах страны и Европы, после чего всё спихнут на него и ряд реальных стрелочников, которых быстро информационно оформят с занесением в учебники, брейкньюсленты СМИ и аналы, включая и  истории.
Эта операция позволит РФ вылезти из затяжного конфликта с Западом и переформатировать элиту, заточив её под Контору. А выходить на мирное соглашения надо как можно быстрее, так как темпы роста китайской промышленности, а особенно ВПК и армии -  катастрофические для всего мира и в частности - для нас.

Мы все понимаем, что нынешний Кремль не хочет и не может им быть, Стрелочником в смысле, а руководство СССР к этому не притянешь. Трудно пришить всё  своим, так как своих не бросают, ещё труднее Западу, потому, что есть фундаментальное негативное, которое никак внешним вмешательством не объяснить. Например глупость или кадровые провалы, коррупцию и т.д. Да и нужен сейчас Запад, очень.

Остаются возможные варианты: - элиты времён Горбачёва, включая его самого и Ельцина, включая его клан, называемый Семьёй. Горбачёв слишком далеко хронологически, а вот Семья -  рядом, активна.
Семью и будут делать стрелочником, но под это нужно уложить ряд информационных опор, балок, фундаментов.
Что и наблюдаем в инфопространстве.
Скоро вангую раскрытие убийства Листьева, поричём сенсационное !!!
Отгадывание загадки мешков с сахаром в Рязани и целый ряд резонансных, скандальных и т.д. дел.
Которые в целом и общем -  выведут на персону и её узкий круг.
Которых и оформят в такого Спрута или как там у Бонда?

Именно по этому направлению и вытекает информационная лава, прокладывая определённый смысловой путь.
Стрелочником скорее всего станет ставленник Семьи, с организацией, тайной, которую доблестно вскроют, выворачивая наизнанку всё. И главное -  от мешков с Сахаром до реального Сахарова и рицин в думских чаях..
Под это дело умнут религиозное, которое переходит границы влияний, умнут этническое, чтобы не случилось частных армий или очагов фронды. И заглушат машину пропаганды, которая пошла вразнос, провоцируя уже внутрирусский или межславянский конфликт.

Доказательная база будет такой, что её купит даже WADA.
Запад признает это дело, потому, что дёрнут определённые ниточки и помахают определёнными папочками, со списками и главное -  суммами, после чего будет новое Хельсинки и период разрядки.
Под это дело, Условный Путин переформатирует нынешнюю власть, совершив ряд рокировок и многоходовочек, открывая старую новую дверь под Новое Начало.
Запад сделает вид что всё решено и снова будет дружить партнёрством, подставляя обильно смазанный вазелином зад. В смысле -  тыл.

Но самое важное и яркое -  дело о покушении на Путина, в результате которого пострадала его спина и т.д.

Но это только  версия. Хотя.....

Наблюдаем. Может быть я не совсем не прав.

Всем доброй ночи:)))

ПыСы.

По крайней мере, я бы сам так соорудил, если бы был Хозяином этого кооператива.

Тот самый - 005. Детство. Египет. Дошкольное.

Я родился в 1963 году, в Пятигорске. Примерно год мы жили там, в той самой комнате. Было трудновато, по воспоминаниям мамы. И хотя отец был доволен работой, в бытовом смысле всё складывалось не совсем уютно. Дом требовал ремонта, но весь посёлок шёл под снос.  Людей выжливо выжимали. Город рос, ему были нужны пространства. Тем более у вокзала.
Бабушка моей мамы тяжело болела, потом умерла. В тот же год погиб брат отца.
Дом продали государству за сущие копейки и семья переехала в Грузию и немного пожила там, в коммуналке у другой моей бабушки.
Было не легче, но вкуснее.
Когда со мной справляться стало чуточку легче, семья уехала в Египет. Для молодой семьи - огромный по тем временам шанс.
Отличая зарплата, заграница, новый мир, интересная работа. А главное -  независимость от всех родственников:)
Начались 60-е. Беззаботные, романтичные. Так кажется, если смотреть отсюда, из сегодняшнего дня.

Египет только вылез из под влияния Великобритании.
В кинотеатрах показывали Элвиса и Битлз, но уже и советское, в магазинах можно было купить пластинки. Кока-кола, мальборо, финики. Сок манго. Я долго его просил после возвращения.
Египетское кино не уступало Болливуду по накалу страстей и неожиданностей.

В старых фильмах про Джеймса Бонда на удивление хорошо показан восток и северная Африка тех времён.
Хотя и кривовато местами.
Там запад соседствовал с востоком, прогресс со средневековьем.

Поселили в Каире, двухкомнатная квартира, с сануузлом и биде.
Отдельная, громадная по тем меркам двухкомнатная квартира с ванной, биде и огромным балконом буквой П вокруг.
Для молодой семьи -  это был абсолютный рай, особенно после всех коммуналок и прелестей тесного сожительства с кучей других персон.

Разумеется всё передаю с рассказов родителей и с фотографий, которые хранятся в семье. Но и сам кое-что помню.
Редкими кусками, не цельно.
Каир -  огромнейший город, живой, активный, в меру ошалевший.
По стенам квартиры бегали гекконы, было страшно душно, но со временем родители освоились.
Жили и в Асуане, и в Суэце.
Отец пропадал на участках. Шло строительство гигантского объекта, сравнимого с Великими Пирамидами.
Я бывал на работе у папы и видел десятки ГАЗ-69, тучи грузовиков. Мне нравилось захлопывать дверцы и тыкать в сигнал.
Строили и наши и восточные немцы, иногда подключались англичане и западные немцы.
Шла заливка тела плотины, строили подстанции, ЛЭП, заводы и фабрики сопровождения и поддержки, были трудности, так как сотни рабочих прекращали работу, то праздник, то молитва,  а бетон и социалистические атеисты их не признавали. Одновременно работали и на Суэце.
Египет взял курс на технологическое развитие. Закладывал основы промышленности, индустриального. Строились дороги, дома, заводы, страна брала курс на социализм. Наших специалистов в стране были десятки тысяч. И военных и гражданских.
С семьями, детьми.
Рынки были недорогими, утопали в разном.
Я часто сидел во дворе с арабами, они называли меня "мистер Петрушка". Арабы кормили меня фасолью в лепёшках, мама испуганно носилась рядом, пугаясь отсутствия гигиены.
Один раз я сидел на балконе и игрался машинками и на меня упал кусок черепицы, видимо треснула.
Шрам до сих пор на лбу. Тогда ещё не было Поттера, а шрам уже был:) - много кровищи, но именно с этого момента я себя помню. Потом была та самая фотосъёмка в салоне в Каире - и я её тоже помню. Я не хотел улыбаться и арабский фотограф не смог меня рассмешить. Так я и остался грустным. И фотограф тоже.

Как родилась сестра - я не помню. Мама говорила что это было в александрийской больнице и приходил поздравлять консул, коллеги папы и целая куча арабов.
Я первый раз начал осознавать что она есть -  уже когда мы вернулись. Сестра, в смысле:))
Она всегда была на руках у мамы или в кроватке.
Мой мир тогда концентрировался на большой пожарной машине, с разными прибамбасами, производства ГДР, которую мне подарил тот самый Евгений Примаков. Он был корреспондентом Правды и брал интервью у отца. Иногда они встречались и бухали, слушая магнитофон Примакова, оба были из одного района Тбилиси и шапочно знакомы ещё по Грузии.
У родителей каждый вечер собирались коллеги. Несколько семей из СССР, иногда гэдээровцы. Часто ходили в кино, или в кафе, где я разок сунул руку под стол и вытянул оттуда кабель, и где-то замкнуло. Помню Оранжину и смешные танцы.
Хорошо помню пирамиды. Я хотел на них вскарабкаться, но мне не давали даже дотронуться до них.
Мама занималась со мной, вместо садика.

Когда строили ЛЭП, семья перехала в Александрию. Некоторое время жили на вилле, очень шикарно. Несколько советских семей, огромный дом, бассейн и прекрасное море. Красивый город, в котором каждый камень -  кусок Великой Истории.
Сохранились фотки, но Египет я помню очень мало и смутно. Когда мы уезжали - мне было лет 5.
Египет снова менял политический курс, назревала война. Наших по сути эвакуировали. Да и мне надо было собираться в школу.
Летели через Кипр, он тогда не был разделён. Одни сутки провели в аэропорту и я там нашёл банкноту.
Мама сказала - что к счастью.
Когда грузились в самолёт -  я уже помню. Я был ошарашен. Ту-104, со стеклянным носом. Пилот перед взлётом взял меня на руки и показал кабину. С этого момента память начала писать непрерывно. С этого момента я помню многое. Разумеется многое стирается, забивается, но достать - уже можно.

Пару недель мы прожили в Москве, оформляли какие-то документы. Это была гостиница "Россия".
Отцу начислили денег, оклад, премии, какие-то подъёмные, то, сё,  оплата была очень достойная, платили какими-то сертификатами, да ещё откладывалась обычная инженерская зарплата. Валюту меняли на эти сертификаты, на них можно было купить дефицитное и редкое. С собой была куча вещей и чемоданов.

В это время бабушка оформила получения квартиры и ждала нас в ней.
Родители накупили мебели, приобрели телевизор, на тонких, хрупких ножках, Берёзка.
Во дворе стоял экспортный Москвич 412, я уточнил, не 408. Красный, полно никеля, красивый.
Семья крепчала.
У бабушки была радиола, а папа один раз притащил махину -  Яуза 5 и несколько катушек с песнями, которые и сейчас знает вся страна...
Был конец 60-х, оттепель.


Как уже упоминал -  мы поселились на проспекте Важа Пшавела, дом 35. Третий подъезд, седьмой этаж, направо.
На этаже - три квартиры, трёхкомнатка, двух и одно. Соседями была семья Домбровских. Папа, мама и Лена.
Она в пионерском лагере всегда пила чай, кидая в него масло. Это меня бесило до невозможности.
Ещё она играла на рояле, у них дома был настоящий рояль. Они жили в двухкомнатной, напротив нас.
Нас было пятеро. У бабушки своя комната, у нас с сестрой своя, родители в гостинной. Был небольшая лоджия, застеклённая, как положено в то время. И небольшая кухонька.
Через проспект был детский садик, во дворе пятиэтажного квартала. Туда меня водили немного.
Именно там я был грустным зайчиком, которому не досталось торта.

Недалеко был хлебный завод, с его ароматом,  рядом - кинотеатр Шанхай:) Через квартал, другой - строился дом культуры профсоюзов, что у нынешнего метро Делиси.
Город тогда стремительно хорошел, развивался, причём не безрассудно, а по большому плану.
Как раз под проспектом Важа Пшавела прокладывали ветку метро. Ветку закладывали открытым методом, поэтому всё моё детство связано именно с этой стройкой. Никто не играл в детстве в туннелях больше, чем мы. Мы там практически жили, несколько лет.
Но это было немного позже, в школьные годы.

А пока -  я был грустным зайчиком.

Отец носился по всему Северному Кавказу и Закавказью, строили огромное количество чего.
В доме часто гостили смешные или странные дядьки.
Семья постоянно праздновала какие-то события. Многое проносилось мимо меня, я был увлечён своими штуками - солдатиками, машинками и уже собрал первую их коробку, которая хранилась под кроватью.
Из каждой командировки папка привозил хоть одного солдатика, но нового. Я обожал, когда его посылали в Москву.
Оттуда он тащил целый набор.  Москва мне казалась пещерой Алладина.
Ещё у меня был настольный хоккей и шикарные дворовые друзья.
Вова и Саша. Два брата, ближе которых не было друзей.
Их родители были самыми близкими друзьями моих. Ближе не бывает. Я часто ночевал у них, они у нас. Мы были одной семьёй, по сути. Да и весь двор шестиподъездного дома. Это была одна огромная семья. Не без урода, но семья.

Наступал 1970-й. Меня готовили к школе.
На семейном совете решили отдать меня в русскую, а сестру в грузинскую, чтобы осваивать язык и как то охватить это дело.
Дома говорили только по-русски, отец в совершенстве владел и русским и грузинским, отлично владел английским и очень неплохо арабским.
Неподалёку была русская. 52-я. Средняя. Довольно знаменитая. Нужно было пройти недостроенный корпус мединститута, обогнуть стадион медиков и рядом со спортивным магазином пройти в проулок. Обычная стандартная советская школа.
Старые парты, чернильницы. Меня водили на ознакомление.
Я был в ужасе.

Чтобы я не шугался людей, меня таскали по разным местам.  Самое нелюбимое  - была поликлиника и бабушкина подруга, бывшая соседка, которая жила в Сололаки.
Я соглашался туда ехать, только чтобы посмотреть на кивающего головой бегемота в витрине детского мира на площади Ленина. В сам детский мир мы не заходили, солдатиков там не продавали.
Мы долго ехали на автобусе, с застеклёнными боковыми окнами крыши, я садился и вёл автобус вместе с водилой, переключаясь и нажимая воображаемые кнопки открывания и закрывания дверей.

Один раз родители затеяли ремонт, вернее - они его долго назревали, и меня отправили в детский санаторий.
Санаторий располагался в местечке Цхнети, совсем недалеко от города, в шикарном лесу, в то время -  узел детского отдыха, наравне с Кикети, Манглиси, Коджори. Шикарные леса, холмы, поляны. Огромные сосновые рощи, приятный климат. Это был рай, какой встретишь разве что в Швейцарии.
Я первый раз остался один, без родителей, без бабушки. Наедине с чужими людьми. Они были добры, приветливы, заботливы, но говорили не на моём языке.
И я думаю -  слишком рано меня послали в это приключение. Мне там не понравилось. Хотя одного друга я заимел, он тоже говорил на русском..
И потом мы периодически сталкивались то тут, то там, многие годы.
Впоследствии он стал большим политиком. Но я не хочу упоминать его имени.

Фотка скорее всего 1969 год или 1970.  Найдите меня. Это не трудно.


ZHNETI

Тот самый - 003. Мама.

Мою маму зовут Лариса Андреевна, урождённая Дьякова.

MAMA_01.BMP

Дочь Ольги Потаповой и Андрея Дьякова. Родилась в Пятигорске  в 1938 году.
Воспитывалась бабушкой -  Марией  Потаповой, чей брат был довольно высокопоставленным офицером, но жил в Москве и мало контактировал с сестрой.
Отец моей мамы, мой дед, значица -  был младшим офицером, с самого начала войны - на фронте, воевал, после войны создал другую семью.
Мать моей мамы, моя бабушка  - тоже.
Тут будет отдельная история, пока не собрал все факты.

С деньгами у семьи было трудно, поэтому одна комната из трёх в доме сдавалась. Дом был старый, дореволюционный, в запланированном под снос частном секторе в районе вокзала. Небольшой участок, пара яблонь.
Во время войны во дворе дома сначала стоял немецкий танк, а экипаж жил в этой самой комнате. Платили рейхсмарками.
Маме было примерно 4 годика, но она смутно помнит шоколад и вполне сносных немцев.
Потом в доме стоял советский танк и в комнате жил экипаж наших. Тут мама помнит лучше -  тоже был шоколад и вкусности, и добрые, смешные дядьки, которые помогали собирать яблоки и баловали разным, особенно - уходом за разваливающимся домом.



Мама закончила школу в Пятигорске, затем техникум по специальности телефоные станции. Изредка навещала родителей.

И спокойно жила с бабушкой в небольшом собственном частном доме недалеко от вокзала, пока в нём не поселились два грузинских молодых инженера.

Чем могло это закончиться - понятно. Примерно через год была свадьба, моё рождение, переезд в Грузию и тут же - длительное проживание в Египте.

Мама воспитывала нас в строгости, хотя чемпионом тут была бабушка, но окружала обалденной заботой и комфортом.
По возможности работала, хотя отец зарабатывал неплохо. Отец за всю свою жизнь НИ РАЗУ не поднял голос ни на кого.
Даже на нашего пса, который рвал всё подряд. Мама же, когда мы совершали особые безумства  - иногда грозно покрикивала, хитро улыбаясь в отражении большого зеркала у дверцы шафа, и шлёпала нас  веником, а мы залезали под кровать и там пищали, делая вид, что нам больно и мы всё осознали.

Мама - весёлый, умный, очень начитанный человек. Больше всего в мире любит читать. Читает много.
Они были с папой обалденной парой, счастливой, хотя не без некоторых семейных заморочек, известных каждой нормальной семье.
Мама сопровождала папу в многочисленных командировках, иногда ревновала.
Родители умели искренне веселиться и были отличными родителями, которым завидовали многие мои сверстники и одноклассники.
Всё складывалось не сразу, но вполне приятно. У нас с сестрой было отличное детство, хорошее образование и офигенный по тем временам комфорт. Родители нас любили, мы их обожали. Всё было так, как и должно было быть.

Сейчас мама с сестрой живут в Тбилиси, в Сабуртало.
С ними живут моя племянница Анна, её супруг Александр и мой племянник -  Вахтанг Константинович Кикабидзе.
У которого несколько дней назад была красивая свадьба:)))))

Но я забежал вперёд. Продолжу позже.

Мама немного болеет, но сестра делает всё возможное чтобы семья жила в достатке. Сестра у меня -  огого !!!
Я пытаюсь помочь - но у меня плохо получается. Я не создан для бизнесов.
Но это я опять забежал вперёд.

Мама в курсе Тёмки.
Она разок смотрела телевизор и увидела Тёмку в передаче на РенТв.
Мама всю жизнь смеялась над подобными передачами или темами, не зря же была советской женой советского инженера, и поэтому её удивление было шокирующим. Она позвонила, пришлось признаться.
Иногда она читает меня на фейсбуке, но не ругается:))))
Она спокойный, рассудительный человек и шлёт вам всем привет, так как я только что говорил с ней.


Я и мама за месяц до отъезда в Германию.
Снято в Волгограде. Снимает Инга.
IMG03268025041C.BMP




_______________




Тот самый - 002. Отец.

Мой папа - Александр Северьянович Гогуадзе. Самый лучший папка на свете. Грамотный, талантливый инженер-практик.
Отличный друг и клёвый семьянин.
Родился 6 июля 1936 года в городе Батуми.

Его отец ( мой дед) -  Северьян Харлампиевич Гогуадзе. Родился в Батуми. Рабочий, механик, коммунист. Секретарь Чохатаурского райкома партии. Расстрелян как троцкист 22 ноября в 1937 году.


Его мать ( моя бабушка) - Тамара Яновна Цулукидзе. Родилась в Санкт-Петербурге в 1917 году.
Дочь Яна Добриньского-Сапеги, полковника русской, а затем белой армии и штабс-офицера штаба Деникина. Её мать ( моя прабабушка) -  Екатерина Цулукидзе, вроде бы родственница князя Константина Дадешкелиани и член семьи одного из основателей компартии Грузии - Александра Цулукидзе.
Именно родство с Александром и спасло мою бабушку в 1937.  В 20 лет, осталась с маленьким ребёнком на руках, вдова троцкиста. Было трудно. Бабушка всю жизнь хранила небольшой, размером с небольшое полотенце вышитый герб Дадешкелиани.
Мне он жутко нравился и я играл с ним, как с щитом рыцаря. Со временем из него вылезли нитки, оторвались фигурки и я его выкинул прямо с балкона в огромный котлован, который рыли прямо под окнами, вернее -  балконами. Прокладывали метро.
Новое время не принимало гербов.


Сведения не полные и возможно не совсем точные. Бабушка неохотно говорила про это, боялась всю жизнь.

Бабушка училась в Питере, во время войны работала в городе Батуми, вроде бы в порту, имела награды которыми я играл в детстве, затем работала счетоводом, машинисткой, а после  20 съезда и реабилитации -  начала работать экономистом в одном из отделений сберегательной кассы города Тбилиси.
Они с папой и моим дядей ( сын от второго, неудачного брака бабушки)  жили в коммуналке, в доме, недалеко от места, где позже построят ресторан Берикони. Название улицы не помню, надо спросить маму.
Бабушка скончалась в 1982 году после тяжёлой болезни. Похоронена на Сабурталинском кладбище в Тбилиси, рядом с младшим сыном, моим дядей, который погиб в 16 лет на спортивных сборах в Батуми во время заплыва в непогоду. Он был кандидатом в мастера спорта. Дядю звали Гиви. Бабушка стала называть меня этим именем, а я его терпеть не мог.
Там же похоронен мой отец.


Папа закончил 1-ю школу города Тбилиси, тогда ещё с раздельным обучением и школьной формой с фуражками, затем Тбилисский энергетический институт( будущая часть ГПИ -  Грузинский Политех), по образованию -  инженер- электрик, специализация -  сети и системы, высоковольтные линии передач, станции и подстанции.
По распределению был послан в Пятигорск на местную подстанцию, где вместе со своим другом поселился в частном доме в посёлке напротив пятигорского вокзала. Так папа познакомился с мамой. Дочь хозяйки этого дома - и стала моей мамой.
Через год они сыграли свадьбу в Пятигорске, вчетвером, свидетелями были папин друг и мамина подруга, которая стала женой этого друга и до сих пор ей и остаётся.
Ещё через два года родился я.
Папа был хорошим инженером, очень хорошим, владел английским, дружил с крутыми ребятами, поэтому в 1963 году получил назначение в долгосрочную командировку в Египет, где участвовал в строительстве Асуанской ГЭС - великой плотины на великом Ниле.
Выехали всей семьёй. Мне был годик, может даже меньше.
В 1965 году, в больнице города Александрии родилась моя сестра Лика. Папа работал сутками, учил арабский, практиковался в английском. Мама гоняла по стенам гекконов и мух и воспитывала нас. И всё было хорошо.

После возвращения, примерно в 1966 или 67 году семья получила трёхкомнатную квартиру в городе Тбилиси, по адресу Важа Пшавела 35. Обыкновенная хрущёвская восьмиэтажка, третий подъезд, седьмой этаж, квартира справа. Позже, недалеко открыли станцию метро Делиси. Напротив дома находилась знаменитая психиатрическая больница, с другой стороны, через проспект -  магазин "Ковры" и знаменитая клиника доктора Цопе( пластика носа, что было очень популярно на Кавказе) с торца - вечно-строящийся корпус Медицинского института. Обыкновеннный двор, гаражи, садик, шесть подъездов и куча детворы. Дом был ведомственным, принадлежал министерству энергетики. В нём жили работники строительно-монтажных управлений одного из трестов. Его и сейчас можно наблюдать в гугль картах.
Отец быстро рос как специалист, углубляясь в горное. Строил ЛЭП в Дагестане, Армении, Азербайджане, в высокогорье.
Семья часто была с ним, мы жили то в Махачкале, то в Прохладном. Я начал ходить в дагестанском Советском, говорить -  в Хунзахе, потом были Нальчик, Владикавказ. Десятки деревень и городов, но иногда меня оставляли с бабушкой.
Отец прокладывал свет к самым отдалённым аулам и деревням и не только на Кавказе или в Закавказье. Работал в Тамбове, Ростове, Ленинграде. С ним работали офигенные дядьки. Ни за одного не было стыдно.
Папа был добрым, отзывчивым, заботливым, хотя и очень занятым человеком. И очень исполнительным.
На некотором этапе, он стал работать и с МинОбороны, но вот тут уже секретное. В горах Кавказа было много чего, что беспокоило наших противников. И этому всему - нужно было электричество. В такие командировки семью не брали. А их было всё больше.

Отец получил права ещё в 50-х, на последних курса института. Имел право водить грузовики и даже тяжелее. Но машины у нас не было до 1968. После возвращения из Египта, у семьи была возможность купить Волгу, причём экспортный вариант, но подумав -  купили Москвич 408, польскую мебель и лёгкую шубку с туфельками маме.
Нас было пятеро - папа, мама, я, сестра и бабушка, которая уже болела.
Это была самая счастливая семья на планете. По моим ощущениям.







__